Раздел: Учение

Вы находитесь здесь:Главная»Учение»Учение о Церкви»О галатийском искушении Церкви Божией
×

Внимание

Could not instantiate mail function.

О галатийском искушении Церкви Божией

"О несмысленные галаты, кто прельстил вас не покоряться истине?" (Гал.3.1)

Первоапостольская церковь, получив свое начало от Христа и апостолов, была сразу поставлена как бы "на горе", сразу явившись тем строением, где обитал Бог со знамениями,  чудесами  и силами.  "Спасение,  быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось,- говорит апостол Павел,- при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами,  и различными силами, и раздаянием Духа Святого по Его воле".  "Вы не имеете недостатка ни в каком даровании. Иисус Христос в вас". "Вы знаете ее, т.е. истину",- говорит Иоанн. Эти свидетельства о власти Христа в первоапостольской церкви можно значительно продолжить. Апостолы с великою силою свидетельствовали о воскресении Иисуса, исцеляли, воскрешали мертвых, народ был в единодушии, единосердечии, никто из своего имения не почитал своим, все  было общее,  в веселии и простоте сердца имели общение и великая благодать была на всех них.

Первоапостольская церковь явилась как образец,  эталон,  идеал  для  всех последующих вероисповеданий  до сего дня.  Все вероисповедания стремились быть подобными ей,  все основные мировые христианские  религии  считают  себя преемственными от нее, но образ первоапостольской церкви до сегодняшнего дня не отразился еще ни на одной церкви.  Ни одна церковь не является еще образом ипостаси первоапостольской церкви, т.е. полным ее подобием.

Говоря по истине,  церковь Иисуса Христа как Небесный Иерусалим, как Церковь-голубица, Невеста Его, как Матерь всем нам- есть творение неба и на земле не существует. Все церкви, все вероисповедания христианства лишь в той степени являются церковью Иисуса Христа,  в какой сообразуются этому Небесному Иерусалиму.  Ни одна церковь,  ни одно вероисповедание не являются собственно и непосредственно церковью Иисуса Христа.  Не является таковой церковью и первоапостольская церковь, но она более всех других церквей и вероисповеданий отразила в себе свет и образ Небесного Иерусалима,  а потому является манящим маяком для всех церквей.

Но эта  блаженная,  благодатная  страница  первоапостольской  церкви была кратковременной.  Уже при апостолах началось ее разрушение.  Вкрадывалась неправда,  возвращался закон буквы, начинались ереси, усиливалось нечестие, выявлялись злоумышления иудеев,  в том числе и уверовавших,  возникали антихристы, умножались деления церкви и т.д. Тьма обрушилась на церковь со всех сторон.

"Но свет во тьме светит, и тьма не объяла его" Церковь Иисуса Христа, являясь храмом  живущего в ней Святого Духа,  не может быть разрушена.  Христос сказал Петру и слово Его не может нарушиться:  "Ты - Петр (камень),  и Я на сем камне создам Церковь Мою,  и врата ада не одолеют ее".  Христос пришел к своим (иудеям),  и свои Его не приняли".  И Он оставил их,  сказав им:  "Теперь ваше время и власть тьмы". Церковь Иисуса Христа, открывшаяся в Иудее, стала распространяться по языческому миру.  От их  (иудеев)  падения,  спасение язычников". Христос есть свет к просвещению язычников. "Галилея языческая, народ, сидящий во тьме,  увидел свет великий,  и сидящим  в стране  и  тени  смертной воссиял свет". В первом, втором и третьем веке огромные массы человечества были охвачены христианством. Церковь Иисуса Христа пустилась в длительный исторический путь познания Бога, истины, добра и зла.

Процесс познания- тяжелый  труд.  "Видел  я  эту  заботу,-  говорит  Екклесиаст,- которую  дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в том" И через всю свою историю путь христианства полит не только потом,  но слезами  и кровью до сего дня7

Путь церкви от первого до двадцатого века лежит как бы в двух  направлениях, в двух непересекающихся линиях.  Одна- восходящая линия, другая- нисходящая.  Одна линия преображения,  другая- отступления. В первой линии происходит рождение церкви Иисуса Христа,  ее движение к совершенству. Вторая линия- рождение блудницы,  ее движение к своему совершенству. Церковь Иисуса Христа идет к истинному свету, истинному знанию и благодати.  Блудница идет к видимости света, псевдознанию и очарованию. Первая наследует жизнь вечную, вторая- суд и геенну.  Отцом первой является Бог истинный,  отцом второй- диавол.  Обе линии неразрывно связаны, одна без другой существовать не могут. Никто не придет ко Христу,  если  не  будет погибать. Не  может церковь Иисуса Христа придти ко Христу, не будь движения к антихристу.  Не переживет церковь преображения, не переживая отступления.  "Жезл уз и жезл благоволения"- жезлы Божии и Бог пасет ими народы. Благодать и смерть- пределы обитания, берега, между которыми течет река человечества.  В этом- тяжкая работа познания добра и зла,  истины и лжи, Бога и диавола. Вожделен и страшен этот путь, но для того и определены человеку от  Бога  эти направления,  чтобы в конце концов всем верующим в Него прибиться к одному берегу,  "войти в покой Его и успокоиться от всех дел  своих, как Бог от Своих".

От Адама и Евы, через Моисея, пророков, Христа, апостолов и всех посланных от Бога,  Бог непрестанно возвращает Свое творение к Себе. Но как бы и сколько бы ни возвращал Он отступающих от Себя, линия отступления человечества от Бога выявляется все ярче.  Так было с Израилем, так происходит и с церковью Божией. Но как могло произойти,  что церковь Божия,  рожденная от Христа и  апостолов, была отнята от Христа,  перекрещена в диавола, и, продолжая носить имя христовой церкви, оказаться блудницей? Это очень сложный и таинственный вопрос, именуемый "тайной беззакония".  Чтобы приблизиться к откровению этой тайны, необходимо разобраться в одном из главных исторических  искушений  церкви  Божией. Суть этого искушения такова.

Церковь Иисуса  Христа,  открывшаяся   как   первоапостольская   церковь, впоследствии впала в фарисейскую ересь,  галатийское искушение, и за всю историю своего существования так и не освободилась от него. Сущность сего исторического искушения состоит в том, что всем верующим свойственно, начиная верою и духом, заканчивать плотью и законом, обрезываясь же законом, оставаться без Христа, отпадать  от благодати.

Вера, закон и праведность от веры и закона- вот основополагающие  вопросы познания, без которых церковь не может идти ко Христу.

Бог есть Дух, есть свет, Бог свят, праведен, Бог есть истина и т.д. Человек, приближаясь к Богу, должен соответствовать Ему. " Ничто нечистое не войдет в Него,  и никто преданный мерзости и лжи".  "Без мира и святости никто не увидит Господа". "И сказал Исайя: "Горе мне!  Погиб я!  ибо я человек с нечистыми устами и глаза мои видели Царя,  Господа Саваофа". "Только чистые сердцем Бога узрят".Бог издревле повелевает человеку:  "Ходи предо Мною и будь непорочен". Но так как "помышления сердца человеческого- зло от юности его", то Бог определил единственное средство,  могущее привести человека к непорочности  пред  Богом- вера.        Вера, да к тому же, исключительная вера, вера, подобная Авраамовой, такая вера, которая способна "сверх надежды поверить с надеждою", вера без изнеможения, без  колебаний неверием в обетования Божии,  вера как доверие вперед тому,  что готовится возвещать Бог,- такая вера способна удерживать человека в близости Божией и Бог близостью Своею способен освящать человека,  вести его к Себе,  содержать его в непорочности,  оправдывать его.  "Поверил Авраам Богу и это вменилось ему в праведность". Не делами человек угодил Богу, но только верою, хотя "вера и содействовала делам его".

Приоритет веры настолько превосходен пред делами человека, что обычному человеку даже не предположить дистанции между тем и другим. Человек, оправдывающийся пред Богом верою, получает от Бога освидетельствование, выраженное в мире с Богом, блаженстве и покое. Если же человек, полагая, что он оправдывается верою, но как освидетельствование от Бога в совести своей переживает суд Божий и отчуждение от Него, то однозначно, что он пытается оправдываться не верою, но делами. Бог же разделил праведность от веры от праведности от дел. Праведность от дел есть человеческая праведность, как " запачканная одежда", лицемерная, лживая, каким бы законом она ни содержалась. Праведность от веры есть Божия праведность, дающаяся человеку как дар. Дар праведности чрез веру- вот к чему благоволит Бог. Это определение Божие на все времена и ко всему человечеству. Это никогда не отменялось и не отменится. В этом- генеральная линия спасения Божьего ко всему человечеству.

Таково было определение Божие к народу Своему- Израилю. Бог вменил веру в праведность патриарху Израиля- Аврааму и оставил это для всего Израиля. Позднее Давид , пророки и многие из народа Божьего переживали в себе принцип праведности от веры. Но чрез Моисея был дан закон. "Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени",- говорит апостол Павел. Преступления же в Израиле по единственной причине- неверию, т.е. отсутствию таковой веры, которая позволяла бы всему народу держаться в близости освящающего Бога, хотя Израиль и верил в Бога.

Закон, явившийся после обетования праведности от веры, не отменяет этого обетования, но вводится Богом как вынужденная мера удержания Израиля от преступлений. Закон и праведность от закона вообще есть временная мера удержания человека от преступлений и как следствие- отступления от Бога.

Итак, Израилю, не достигающему праведности от веры, был предложен закон и праведность от закона. Но закон, данный для праведности, фактически осуществляет противоположное, т.е. заключает всех подзаконных под грехом, т.к. закон обнаруживает грех и производит гнев". Закон "ничего не доводит до совершенства, не освобождает человека в совести своей от сознания греха, а человек продан греху". Человек, стремящийся соблюдать закон, обнаруживает, что только "желание добра есть в нем, но не  возможность делать добро". Заповедь же закона обнаруживает грех, грех оживает, а человек умирает. Итак, закон, данный для жизни, служит к смерти. Что остается делать подзаконному человеку? "Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?"- вот логический вывод для подзаконного человека. Единственно, что остается подзаконному человеку, так это вновь встать на путь веры, чтобы Сам Бог Своею освящающею близостью оправдал, освятил, оживил человека. "Заступись, поручись Сам за меня пред Собою! Иначе, кто поручится за меня?"- говорит об этом Иов. Потому, закон есть детоводитель ко Христу, чтобы верою во Христа человек стал праведным пред Богом.

Первоапостольская церковь, будучи неискушенной в "хитром искусстве обольщения", не имея ведения о "тайне беззакония", в целом "начавши духом, стала возвращаться к плоти", встав на путь веры, двинулась к закону, "оправдываясь же законом, оставалась без Христа, отпадала от благодати".

Христос и закон- два мужа, говорящие к народу. Голос и власть Христа отличны от голоса и власти закона. Христианам свойственно слышать голос Христа, но также свойственно слышать и голос закона, но принадлежать тому и другому одновременно невозможно, т.к. "закон не по вере". Формула: "Закон не по вере",- прилежит не только христианам, но и Израилю. Израиль прежде христиан отступил от веры к закону, и далее- от Бога. Потому, закон вторгался в первоапостольскую церковь именно как "фарисейская ересь" в проповеди лжебратий, а также, в активном противодействии церкви со стороны Израиля. Вся история Израиля до Христа была историей Израиля в  законе Моисеевом, посему, любая форма противодействия Израиля церкви Божией была противодействием закона вере. Савл, терзая церковь, прежде всего истреблял веру.

Первоапостольской церкви проповедывалась вера, вождение Духом Святым, знание Бога в духе, пребывание в благодати и всего лишь незначительная мера заповеди закона: "Воздерживаться от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делать того другим, чего не хотят себе". Такое верование во Христа было легким и блаженным. А так как для первоапостольской церкви не существовало еще писаний Нового Завета с заповедями Христа и апостолов, то проповедь лжебратий была обращена прежде всего к закону Моисееву. Это было естественно, т.к. авторитет иудейской религии был велик не только для иудеев, но и для язычников. Потому, апостол Павел в своих посланиях удерживает церковь именно от обращения к закону Моисееву.

Вот здесь самая важная страница "галатийского искушения" всей вселенской церкви Иисуса Христа. С первого века христианской эры до сегодняшнего дня, практически все христиане, читая послания апостола Павла об обращении первоапостольской церкви к закону Моисееву, не относят это к себе. И верно. Христианство, в целом, отчуждено от почитания закона Моисеева. Но это не означает, что христиане не имеют отношения к закону вообще.

Моисей и Христос- два Законодателя от Бога. Заповеди Иисуса Христа и апостолов есть заповеди закона, но уже не закона Моисеева, но закона Христова. "...Закон Христов, ...но подзаконен Христу",- говорит Павел. Слова Иисуса Христа "суть дух и жизнь". Да и аминь! Равно можно сказать, что и заповеди Христа суть дух и жизнь. Но нельзя не видеть, что слова Его для народа Его, как младенца во Христе, по маловерию его способны превратится в изобличающую смертоносную букву закона. Так уже было и с законом Моисеевым. Закон Моисеев был одновременно и "скрижалями откровения" и "рукописанием против нас". На горе преображения каменные скрижали были “скрижаля-ми откровения", при положении в ковчег- "рукописанием против нас". "Как люблю я закон Твой",- восклицает Давид. Но нельзя любить то, что убивает. Давид же имел веру и вера животворила закон, как Слово Божие. Итак, одновременно закон Божий может одних животворить, других- убивать, верующих- животворить, неверующих- убивать, т.е. закон, данный для жизни, может служить к смерти.

Закон Моисеев, судящий Израиля по делам, был тяжел для него, т.к. в целом, Израиль "искал не в вере". Закон Христов, судящий "помышления и намерения сердечные" в сто крат тяжелее для христиан, не достигающих веры и дара праведности по вере. Христиане, не достигающие веры, водительства Духом Святым и дара праведности по вере, перестают слышать голос Христа и, естественно, начинают слышать голос заповедей Нового Завета, полагая, что это и есть голос Христа. Желая же угождать Богу, все более погружаются в строжайшее исповедание закона буквы Нового Завета, через что отпадают от благодати, остаются без Христа. Теперь уже не закон Моисеев уводит христиан от Христа, а закон буквы Нового Завета ложится непреодолимой стеной между христианами и Христом. В этом, именно, в этом лежит тайна галатийского искушения церкви Божией до сего дня.

Христос есть Законодатель Своего закона. Но как Израиль не мог оправдаться пред Богом соблюдением закона Моисеева, то тем более никто из христиан не угодит Богу соблюдением закона Христова. И потому, Христос является Искупителем подзаконных. Ради освобождения от смертоносной силы закона, надлежит увидеть, что Иисус Искупитель искупил нас от Иисуса Законодателя, т.е. закона Христова, а также от закона Моисеева, впрочем, и вообще от сущности любого закона, любой современной модификации его.

Точнее говоря, Христос искупил подзаконных от клятвы закона, которая говорила: "Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в законе",- взяв проклятие на Себя. Вынув это смертоносное жало из закона, Христос лишил силы карательную функцию закона, чем приблизил закон к человеку, сделал закон вожделенным для верующих в Него. И если бы Христос не искупил подзаконных от клятвы закона, то ответственность за непроизвольное неисполнение закона лежала бы на верующих в Него, они всегда были бы под судом. Теперь же верующие всегда под благословением, могут они или не могут соблюдать заповеди закона. Вне Христа так: "Я- виновен, я- наказан". Во Христе иначе: "Я- виновен, наказан Христос". В этом дар благодати Божией, т.е. оправдание не от дел, т.е. дар праведности от веры. Отсюда: "Иго Мое благо и бремя Мое легко". Отсюда: "Заповеди Его не тяжки". Отсюда: "Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди". Отсюда, естественное рождение любви к Богу, естественное желание соблюдать заповеди Его.

Церкви Божией надлежало бы освободиться Иисусом Христом от рабской подзаконности Его же закону, принять благословение искупленных от закона, чтобы, вкусив радость освобождения от закона, обнаруживающего грех и производящего гнев, возлюбить закон Христов, как свободным во Христе.

Так должно было бы быть с церковью Иисуса Христа, но не так с нею до сего дня. Христиане до сего дня суеверно твердят, что они "не под законом, а под благодатью, но, фактически, являются "желающими быть под законом", как подзаконные своим канонизированным и догматизированным вероисповеданиям, своим обрядам, постановлениям, преданиям, что является тайными или явными формами закона, а также, как подзаконные существующим законам мира сего. И как следствие этого- непрестанное пребывание под грехом и судом. Христиане, оставляющие веру, которая содержала бы их в близости непосредственно освящающего и ведущего Бога и уходящие под закон, суть "прелюбодейный народ".  Христиане, стремящиеся угождать Богу заповедью закона (не закона Моисеева, но закона Христова), но не верою только, суть "несмысленные галаты". Христиане, возлагающие на себя иго власти закона и несущие на себе ответственность за неисполнение его суть христиане, "искушающие Бога.

Ничем успешнее диавол не мог искусить молодую духовную первоапостольскую церковь, как тем, что внушил ей особенную ревность о Боге через ревнование о законе Божием. Кто силен определить в себе меру плоти? Всякий, кто жив для жизни по плоти, сознательно или бессознательно находиться под законом, т.к. "закон имеет власть над человеком, пока он жив". К тому же, первоапостольская церковь родилась в Иудее, где царствовал закон, закон был пищей, мерою вещей, самим Богом, поэтому, первым христианам было легко и просто качнуться в сторону закона и не заметить этого. И хотя христиане искренно обращались к закону из угождения Богу, ради достижения праведности, тем не менее, закон становился для них "иным спасителем", а праведность- праведностью от закона. Закон есть посредник между человеком и Богом, а Новый Завет предполагает непосредственное знание Бога. Праведность от веры ориентирует верующего непосредственно к Богу, в то время, как праведность от закона- к заповеди закона. Кто праведен от веры, в том осуществляются обетования Божии: мир, любовь, покой, единство и т.д. Вся же история христианства- история крови и разделений, что доказывает причастность церкви к праведности от закона.

Действие сего исторического искушения в церкви Божией через обращение первоапостольской церкви к закону Моисееву и букве закона Нового Завета- было началом отступления от Бога, от живого водительства Его. Дальнейшее пребывание церкви в букве закона Нового Завета породило множество ересей и тупиков, законсервировало и задогматизировало церковь обилием человеческих постановлений, обрядов и преданий, и вкупе с подчинением законам монархических властей, разлучило православно-католическую церковь с Богом в средние века. Пребывание под законом и формах его и подчинение законодательным регулированиям властей последнего времени уже беспрепятственно погружает в преисподнюю церковь Божию сегодняшнего дня.

Апостолы возвращали первоапостольскую церковь к Богу, удерживали ее от обрезания закона. Дело служителей последнего времени- освободить ее от обрезания законом, вывести ее из галатийского искушения, которое тяготеет на ней как историческое искушение.

 

Комментарии   

0 #1 RE: О галатийском искушении Церкви БожиейПавел Михайлов 15.03.2016 03:35
В принципе, чисто формально - написано все верно. И здравый христианин, которых можно ещё встретить на просторах христианства, наверняка имеет понимание, что при неправильных ориентирах духовной жизни верующего человека, законом может стать всё. И даже Новый Завет можно превратить в убивающую букву. Что и происходит сегодня во многих течениях христианства, особенно протестанского толка. Вывод о галатийском искушении изложенный в этой статье, должен быть естественно сделан практически любым, стемящимся к познанию истины человеком, прошедшим в осовремененном христианстве огни и воды. То есть сама мысль о превращении в букву закона даже того что призвано спасать , не нова. Это стандартный путь уклонения от истины. Но самое важное это то, что даже подобные правильные выводы, могут делаться людьми, стоящими на букве закона. На букве того "самого истинного" понимания христианства, которое имеют именно они. Почему я так мыслю и имею право так говорить, писать не буду. Для этого надо встречаться и общаться лично. Да и читать этот материал мало кто будет как мне кажется. По этому не хочется разбрасывать тут что то ценное. Но если кто то из братьев тут что то напишет - буду рад почитать.
Сообщить модератору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить