Раздел: Учение

Вы находитесь здесь:Главная»Учение»Совершенная воля»Об искушении властью Церкви Божьей

Об искушении властью Церкви Божьей

"Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их и говорит Ему: все это дам Тебе, если падши поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи". Тогда оставляет Его диавол,- и се, Ангелы приступили и служили Ему". Церковь Божия, открывшаяся как первоапостольская церковь, впоследствии впала в тяжкое историческое искушение- искушение властью, и до сегодняшнего дня не свободна от него.

Данная декларация ответственна и тяжела, но и мучительно необходима, т.к. вселенская трагедия отступления как всего человечества, так и Церкви Божией от Бога со всякой очевидностью открывается сознанию непредубежденного и живого христианина, а стало быть, обязывает его открывать, исследовать и декларировать причины этого отступления. Всякому< следствию есть причина. И если восстание антихриста и Вавилонской блудницы, а также- разрушение веры в истинного Бога и низложение силы святого народа суть самоочевидный факт, то у всего этого свои причины. Церкви Божией необходимо исследовать и вскрыть эти причины и освободиться от них. Как Христу говорил сатана, так говорит и церкви: "Все царства мира и славу их дам тебе, если падши поклонишься мне", в то время как церкви Божией надлежит действенно и конструктивно ответить ему: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи". И только тогда диавол оставит церковь Божию- и се Ангелы приступят и будут служить ей.

Но что означает для церкви Божией ответить сатане действенно и конструктивно "Отойди от меня сатана",- и: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи?"

Кто из искренних христиан имеет сознательное намерение поклоняться и служить сатане? Никто! Но от недостатка ведения, в которое исторически сатана ввергал и ввергает церковь Божию посредством хитрого искусства обольщения, т.к. "тайна беззакония сильна и в действии", церковь Божия погружается в преисподнюю. "Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения",- говорит Бог, т.е. разрушается на земле истинное Богопознание и Богопочитание, а стало быть, в иной образ и подобие облекается церковь.

Ответить сатане действенно и конструктивно означает для церкви Божией получить познание о власти Божией, дающейся ей как дар благодати Божией, выраженной в принятии священства Нового Завета как всеобщего священства по чину Мелхиседека, означает познать иерархию не земного, но небесного образца, познать и принять свободу небесной власти, иначе говоря, познать основания небесной власти. Недостаток ведения об этом непременно преобразит церковь Божию в синагогу и далее- в Вавилонскую блудницу, что и происходит с институтом христианства на всей земле. Церковь Божия причастна явлению власти. Вопрос власти вообще является самым главным и притягательным вопросом для всего существующего и для всех народов, а объемность данного вопроса так велика, что неподвластна любому человеческому сознанию, хотя органически и интуитивно всякий человек находится на своей ступени иерархической лестницы Божества и только и занимается тем, что поднимается или опускается по этой лестнице. Но на уровне сознательного отношения к власти находятся лишь немногие люди. Именно, ради самоосознания себя по отношению к власти Божией, а соответственно, и сознательного принятия этой власти и необходимо познать основания власти Божией. И только к тем, кто познает основания власти Божией " приступят Ангелы и будут служить им" и только тех" оставит диавол".

Церковь Божия, открывшаяся как первоапостольская церковь от Христа и апостолов, на малое время своего младенчества руководимая и ведомая апостолами и Духом Святым, была жива, благодатна и Бог освидетельствовал ее Своим присутствием, выраженном в знамениях и чудесах, слове истины и силе Божией. Но как младенец, рождающийся в этот мир, тот час же подвергается воздействию болезней и смерти, так и новорожденная церковь Божия тот час же занемогла от младенческих болезней роста. Ветры учений и тяжкие искушения, перерастающие в хронические, т.е. исторические искушения, равно как и всевозможные ереси обрушились на церковь.

Первым и одним из тяжких искушений церкви, предопределившим многовековое отступление церкви Божией от Бога было галатийское искушение, выраженное в отступлении церкви от верховенства веры и живого водительства Духом Святым к верховенству закона и обрезанию им. Это искушение иначе можно обозначить как искушение плотью, т.к. оставление веры и возврат к закону есть ничто иное, как оставление жизни по духу и возврат к делам плоти. В свою очередь, это искушение переориентировало церковь Божию на Ветхозаветный образ предстояния пред Богом и служение Ему, т.е. церковь Божия стала тяготеть к синагоге, а также- к Ветхозаветному образу священства по чину Аарона, со всяким постоянством оставляя Новозаветный образ священства по чину Мелхиседека. Отсюда, вся структура подчиненности и управления церкви Божией, так называемая- иерархия церкви, была переориентирована с небесного образа в Духе Святом на земной образ управления и подчиненности под стражею закона. Идея всеобщего священства Новозаветной церкви преобразовалась в разделение церкви на паству и служителей, что привело к выявлению кастовости священников по подобию жречества языческого образца, так называемый "институт папства". Причастность церкви образу власти по духу мира сего привело церковь Божию к союзу церкви и государства, к так называемому- "цезарепапизму", т.е. к оязыченному христианству, что выявилось в стремлении церкви господствовать как над наследием Божием, так и над всем человечеством.


Борьба за власть земного образца и стремление к господству через императив приказов, запретов и неправедного суда разделило и раздробило Вселенский организм церкви Божией и породило уродливое и удручающее учреждение мирового сектанства, разделенного средневековыми стенами отчуждения и безосновательной приоритетностью. Все это вместе взятое обескровило церковь, лишило ее жизнеcпособности, заковало в догматизм, окостенелость, невежество и буквенность, что в свою очередь стало продвигать ее к люциферианскому откровению, к так называемому- "восстанию сынов света", т.е. к оккультному гностицизму и к многим другим ересям.

Движимая сильной властью обольстителя и антихриста, вся эта общность людей, все еще по инерции носящая имя Христовой церкви, устремляется ныне на общемировые цели человечества- построение царства Божьего на земле, решение термоядерных, экологических и прочих проблем, а также увлекается мощным мировым экуменическим движением и, объединяясь с иудейством, ведизмом, мусульманством и другими языческими религиями, организовывается в мировой единый организм единого исповедания божества. Так возводится "Вавилонская башня" мировой Люциферианской религии, так открывается Вавилонская блудница.

Но уместен ли вообще вопрос об искушении властью Церкви Божией? Существует ли вообще это искушение и не является ли данная декларация досужим плодом пустой фантазии ее автора? Говорит ли об этом искушении Евангелие? Говорят ли об этом искушении авторитетные богословы христианства? Ставя так вопрос, следует дать и ответ. Да и аминь! Об этом исчерпывающе говорит не только Евангелие, об этом "камни вопиют"! Но кто способен услышать их? И как немощны уши и сердца христианских богословов, которые не услышали этого "вопля камней" и не прочитали об этом в Евангелии.

Скажем просто, если существует предопределение власти для детей Божиих, то непременно должно существовать и искушение ею. А что существует явное предопределение власти для последователей Христа, то это очевидно, как и написано: "Принявшим Его, верующим во имя Его, дал власть". Или еще: "Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе",- и в этом призвании сынов Божиих во Христе Иисусе- предопределение власти.

Власть- Божие определение, т.к. Сам Бог есть верховная власть, "есть глава всякого начальства и власти", все же творение подвластно Ему. "По определениям Твоим все стоит доныне, ибо все служит Тебе". Бог есть "начало всякой власти", а “существующие власти от Бога установлены". Сказано, что "Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его кому хочет". Но точно также Всевышний всему рожденному от Него и всему сотворенному Им "кому хочет" дает власть. Так, Иисусу Христу как рожденному от Него и Первенцу всякой твари дана власть. "Дана Мне власть на небе и на земле",- говорит Христос. И так как во Иисусе Христе всем рожденным от Него определены многие небесные обетования, а именно: любовь, мир, радость, покой и т.д., то также определено одно из важнейших обетований- власть. Чрез Иисуса Христа всякий верующий человек способен обретать власть над болезнями и смертью, над "мироправителями тьмы века сего и духами злобы поднебесной", способен обретать власть над грехом и законом буквы, способен освобождаться от любой агрессивной среды, от которой он желал бы быть свободным. Всякий верующий человек во Христе Иисусе способен достигать власти владеть ключами Царствия Небесного и то, что "связывается и разрешается им на земле, связывается и разрешается на небе". Всякий человек во Христе способен достигать власти "прощать грехи и оставлять их на человеке", равно как "затворять небо, чтобы не шел дождь на землю, как превращать воду в кровь и поражать землю всякою язвою". "Даю вам власть наступать на змей и скорпионов и всю силу вражию",- говорит Христос.

Итак, если существует предопределение власти для верующих в Него, то непременно существует и искушение ею. И это так, потому что власть Божия суть особая власть, т.к. Бог не единственный источник власти. Диавол также "кому хочет, дает ее". Как Христос дает власть "принявшим Его", так и диавол дает власть тому, кто "падши, поклоняется ему". Сам же по себе человек ничего не может, "если не будет дано ему". Третьего источника власти просто не существует. И как сатана искушал Христа, так искушает он и всякого встающего на ноги человека, говоря ему: "Все царства мира и славу их я дам тебе, если, падши, поклонишься мне". Бог есть Дух, но и диавол есть дух, и человеку, приближающемуся к Богу не просто выявить в себе тот или иной призыв к властвованию, не просто провести водораздел между источниками той или иной власти.

Достижение власти по Богу или по диаволу для всех достигающих ее происходит на уровне сознательных и направленных действований. Но эти действования есть ничто иное, как политические действия, т.к. политика есть именно сознательные и направленные действия человека или общности людей на достижение, удержание и усиление власти. Но так как достигать или удерживать власть возможно только посредством силы, то можно добавить , что политика- сознательные, направленные действия человека или общности людей на изыскание и приобретение силы для достижения, удержания и усиление власти.


Власть невозможна без силы, т.к. содержится ею. Сила есть основание власти, а потому, значительная доля политических действий направлена именно на изыскание источника силы, возможности и меры достижения ее. Но сила дается только тому, кто окажется коленопреклоненным пред источником силы, кто найдет возможность раствориться в этом источнике. Кто "из потока на пути будет пить, тот и вознесет главу". "Один раз сказал Бог, и дважды слышал я, что сила у Бога". Но и у диавола. "Иисус есть Христос" и "никто не приходит к Отцу как только через Христа". "Я есмь дверь и путь",- сказал Иисус. И это так. И потому, благоугодно было Богу положить человечеству определенную закономерность, от которой никто и ничто из сотворенного не сможет отложиться, а именно: "За то, что они не приняли Христа для своего спасения, то пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи со всяким неправедным обольщением к погибели". К примеру, кто не примет дара праведности через веру во Христа, тот станет усиливаться в собственной праведности, которая суть вражда с Богом. Кто не уверует, что истина произошла через Иисуса Христа, тот станет искать и находить видимость истины, т.е. ложь в диаволе. Кто не примет священство Нового Завета по чину Мелхиседека, тот укоренится в отмененном Богом священстве Ветхого Завета по чину Аарона. Кто не примет власть небесную как особую власть, т.е. власть по Христу, но ищет и достигает властвования, тот непременно примет власть от диавола.

И необходимо уразуметь, что истребление принципов небесной власти и насаждение земного и люциферианского властвования для всякого достигающего власти происходило и происходит таинственным, как бы логически обоснованным и жизненно необходимым образом. Всякому, приступающему к властвованию кажется, что он непременно делает Богоугодное дело и принимает единственно верные решения по воле Божией. И это происходило и происходит так таинственно и властно, что именуется как "тайна беззакония". И человеку, приближающемуся к Богу и становящимся политиком в достижении власти не просто выявить в себе тот или иной призыв к властвованию, не просто провести водораздел между источниками той или иной власти.

В сущности, искушение властью есть искушение Люцифера или "люциферианское искушение". Это искушение того, о котором сказано: "Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: "Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные , буду подобен Всевышнему". Это искушение тех, кто ищет входа "во двор овчий", но не находя двери, "перелазят инде", становясь ворами и разбойниками; т.е. ищут и достигают властвования, но не на основаниях небесной власти, через что становятся врагами Богу, через что стал врагом Богу и Люцифер. Это искушение "сынов зари", т.е. искушение всех рожденных от Него и сотворенных Им, но не познавших Его, и в недопознании Его дерзающих быть равными Ему. Скажем слово, лежащее в основе основ небесной власти и запомним его: "Он, (т.е. Христос) будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, нечаянно не становясь царем". Соответственно, красной нитью люциферианского искушения проходит слово: "Он (т.е. Люцифер) хищением, т.е. воровски, дерзнул быть Богом, необоснованно, т.е. вне Слова Божьего становясь царем". И рассматривая все многообразные грани небесной и люциферианской власти, мы обнаружим наличие именно этих слов. Пусть они станут эпиграфами для обозначения той или иной власти, при том, что множество еще слов как разделительные камни отделяют одно основание власти от другой, являя власть небесную как особую власть. Пусть же "вопиют" эти разделительные камни, чтобы всем благонадежным для спасения освободиться от основ люциферианской власти и достигнуть власти небесного образца.

В основе основ люциферианской и небесной власти лежат два камня- гордость и смирение. Гордость- в основе люциферианской власти, смирение- в основе власти по Христу.

Человек Божий! Ответь себе и Богу- смирен ли ты пред Богом или горд? Какой камень лежит в основании твоих ног? Христос, призывающий тебя, говорит о Себе, что "Он кроток и смирен сердцем". Так ли с тобою? Научился ли ты от Него истинному смирению? Согласись, что ты почитаешь себя вполне смиренным и гордости, почти, не обнаруживаешь в себе, что вопрос о гордости и смирении для тебя простой вопрос. А знаешь ли ты о "самовольном смиренномудрии", господствующем в тебе? А недостаток благодати Божией на тебе не выявляет ли твою гордость, т.к. "Бог гордым противится, а смиренным дает благодать". А отсутствие славы и власти Божией на тебе не доказывает ли тебе твое несмирение, т.к. "славе предшествует смирение"?

Но просто и привычно звучат слова о гордости и смирении в плотские уши христиан, в то время, как трубным звуком гремят они в небесных сферах. Не на гордости ли и смирении основана "война в небесах"? Не в следствие ли гордости "низвержен на землю херувим осеняющий"? Не он ли увлек треть ангелов за собою, не он ли силен содержать в себе все человечество и прельщать даже избранных? Не он ли "пропечатает малых и великих, богатых и нищих, свободных и рабов"? Не от него ли "Вавилонская блудница, сидящая на звере багряном", которая суть превознесенное и горделивое христианство? И это при том, что все христиане во все времена особенно заботились о смирении пред Богом. Так что совершенно очевидно, что вопрос о смирении и гордости весьма не поверхностный вопрос.


В основе разделения небесной и люциферианской власти лежит принцип, выражающийся в том, чья воля претворяется представителем той или иной власти. Или иначе- во чье имя приходит достигающий власти или осуществляющий ее. "Я пришел во имя Отца Моего",- говорит Христос,- "Я не ищу Моей воли и ничего не говорю и не делаю от Себя, но как слышу от Него, так и говорю, и вы не принимаете Меня. Придет во имя свое, его примете". Антихрист же, он же Люцифер, сатана или диавол, приходит во имя свое. В первом случае, Иисус отвергает Себя ради воли Отца Своего, во втором, антихрист является насаждающим свою волю, противоположную Единому. В первом случае, отвержение себя ради Бога и творения Его, во втором- отвержение Бога и Его творения ради себя. Отсюда и следующий принцип властвования, выраженный Христом: "Цари господствуют над народами и владеют ими, но между вами да не будет так, но кто из вас хочет быть большим, будь как меньший и всем слугою". "Цари господствуют",- т.е. отвергают всех ради себя и в этом- основа люциферианской власти. Собственно, "господство" при законе силы, охраняющем господство, и есть искушение властью.

Но какое отношение к "господству" имеют христиане, так усердно ищущие смирения пред Богом и исполнения Его воли? Самое непосредственное отношение, о чем будет сказано дальше, т.к. тайна этого искушения весьма велика.

Красной нитью через Евангелие Христа проходит слово о смирении Христа пред Богом и волею Его. "Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но смирил Себя до смерти крестной". "Если возможно ,Отче, пронеси чашу сию мимо Меня, но не Моя, но Твоя воля да будет". И потому, претерпевши крест, Он принял последующую за этим славу". И власть! Не так с Люцифером, восставшим ангелом по воле своей. "Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней",- говорит пророк Божий. И как бы ни возвеличивали оккультисты всех религий мира своего "небесного Прометея", сатану как ангела проявленных миров, как якобы принесшего человечеству самоосознание, свет и разум, прогресс и совершенство, спасение человеку от бессознательного чистого анимализма, т.к. якобы только от "змия глаза человека открылись",- все не так!

Искусив Адама и Еву, а в лице их и все человечество, древний змий, действительно, "открыл глаза" человечеству на древо познания добра и зла, плоды которого не жизнь, но смерть. И человечество жестоко поплатится за это обольщение. Слова Христа: "И если бы Бог не сократил тех дней, то не спаслась бы никакая плоть", потому что антихрист приходит лишь только для того, чтобы "украсть, убить и погубить". Воля диавола суть смертоносная воля для творения, за что и "низвержен он в глубины преисподней и соблюдается в вечных узах под мраком на суд великого дня". За то и лишен он ангельского достоинства, хотя и был "херувимом осеняющим, ходящим средь огнистых камней", за то "власть небесная и отнята от него", а ключи ада и смерти отданы Христу". "Дана Мне власть на небе и на земле",- говорит Христос.

Смирение содержит в себе послушание. "По слушанию" своего Бога или, точнее говоря, "по слышанию" своего Бога человек становится смиренным человеком пред Богом. Слышание Бога и соответственная покорность Ему делает человека благоговеющим пред Ним. За благоговение пред Ним, Он слышит нас. И только такая двусторонняя связь с Богом и непосредственное водительство Им является гарантией успешного смирения пред Ним и успешного возрастания в Нем. Когда "овцы знают голос пастыря своего, тогда идут за ним, за чужим же не идут, но бегут от него, потому что знают голос пастыря своего". Но Бог, имея возможность говорить в Сыне Своем, живущем в нас, тем не менее, долгое время говорит через пророков или пастырей, или учителей, т.е. через посредников. Но и в опосредованном и в непосредственном предстоянии пред Богом есть возможность "знать голос Его и за чужим не ходить". И только явным неверием или длительным препиранием с Ним разрушается для человека нить слышания Его, нить вождения Им. И тогда не избежать человеку вождения тем, кто имеет "вид ангела света" или "самовольного смиренномудрия, что имеет только вид мудрости в безрассудстве и надмении плотским своим умом и не держась главы". Но то и другое есть, в сущности, "поклонение твари, вместо Творца". Отсюда, актуальны слова Христа историческому христианству: "Вы не знаете, чему кланяетесь". Проблема Богопоклонения- проблема христианства во все времена.

Явление любого представителя власти земного или небесного образца во имя пославшего его основывается на отвержении себя во имя пославшего его, т.е. на смирении. Явление любого представителя власти во имя свое основывается на самоутверждении, т.е. на гордости. Но на земном человеческом уровне, практически, не найти случая абсолютного отвержения себя или самоутверждения. Не определена человекам столь высокая полярность, исключая Христа. Но человек находится в постоянной борьбе и с Богом, и с духами мира сего, и с собою в отношении отвержения себя или самоутверждения. Христианин призван к самоотвержению, но постоянно искушается на самоутверждение и не вполне контролирует это. Потому то и требуется для всякого верующего в Него "знание голоса Его и вождение Им". Потому то и требуется, чтобы "все сыны Божии водительствовались Духом Божиим". К тому же, человеку непосильно смиряться пред совокупностью слова Божьего, т.к. человек немощен, а Слово Божие безмерно обширно, как невозможно воину исполнить разом все приказы военачальника, как невозможно сопоставить себя с океаном. Потому то, и требуется путеводитель в слове Его, т.е. голос Его в нас. И Он ведет человеческое сознание от цели к цели большей, от пристани к тихой гавани, обводит опасные рифы и мели, укрывает от штормов и разбойников, готовит к битвам и соучаствует в них. Человек без водительства Духом Божиим- корабль без опытного капитана в бушующем океане Слова Божьего.

Итак, только непосредственное слышание своего Бога в доброй совести своей и повиновение пред Ним есть истинное смирение пред Ним, т.е. являя послушание пред Ним в слышании голоса Его в себе и в принятии и растворении верою этого слова в сердце своем, и незамедлительно в доброй совести своей осуществляя это слово как ожидаемое от Него, мы являем истинное смирение пред Богом. Так должно быть с каждым христианином, но, фактически, не так с ним на самом деле.


Впрямую не имея намерения враждовать с Богом, косвенно, практически, все оказываются преступающими Его волю, потому что по разным причинам прервана нить двустороннего общения с Ним, косвенно, практически, все оказываются препирающимися с Ним. К этому- слово горького укора апостола: "Все ищут своего, а не того, что угодно Иисусу Христу". И как следствие этого- пред чем только ни смиряются христиане? При том, что о смирении и гордости так много и охотно говорят во всех церквах, вопрос смирения и гордости, как и вопрос Богопоклонения должным образом не освещен в церквах.

Христиане охотно и подобострастно смиряются пред человеческими постановлениями и преданиями, до "самовольного смиренномудрия" смиряются пред всевозможными запретами и ограничениями, а также- пред обольстителями всех мастей и различными заблуждениями, вместо того, чтобы смириться "под крепкую руку Божию" и пред учением Его. Но что сделает с человеком не истинное смирение, как смирение ради смирения, как не сделает человека врагом Богу? Недостаточным оказывается намерение смиряться и пред заповедями Его, т.к. "закон заповедей упразднен учением". И впрямую стремясь к смирению, косвенно христиане оказываются в гордецах, оказываются "поклоняющимися твари, вместо Творца". Но "сотрет Бог препирающихся с Ним".

Человек Божий! Кто ты? Истинный поклонник Богу в духе и истине или "женщина у колодца, не имеющая мужа и поклоняющаяся на горе", т.е. являешься ли ты осуществителем непосредственной воли Божией, явленной тебе от Бога, или для тебя высоко то, что превознесено официальными вероисповеданиями сегодняшнего дня, что, в сущности, превознесено обольстителем всей земли? Пред чем смиряешься ты? Кому поклоняешься? Какой камень в основании ног твоих? Во чье имя ты приходишь? Кем посылаешься? От кого в тебе сила и власть? Из какого источника на пути ты пьешь? И если ты полагаешь, что на эти вопросы ты исчерпывающе ответил себе, то впереди у тебя дальнейшее отступление от Бога и суд Божий! Человек Божий! Уверуй в слово, что "народ Божий не узнаёт времени посещения своего", практически, всегда и во все времена и встань пред непосредственной волей Божией к церкви Божией сегодняшнего дня, встань в истинное смирение пред Богом, чтобы наследовать последующую за этим славу и власть небесного образца.

Итак, имеет ли отношение народ Божий к искушению властью? Не только имеет непосредственное отношение, но и не может не иметь? И вот почему. Всякий, приходящий в этот мир человек, хочет он этого или не хочет, осознает он это или не осознает, но в определенный момент своего существования на земле он встает пред сильнейшей духовной проблемой: "Падши, поклонившись некой духовной субстанции, обрести славу, силу и власть над царством мира сего", или, предъощущая нечто большее и возвышенное, отвергнуть предложенное падение и поклониться и послужить этому большему и возвышенному и получить уже от него то, что последует за этим. Всякому человеку от Бога предложен великий выбор как в отношении познания законов вечного существования сотворенного, так и законов разрушения; как законов или принципов, или оснований вечного властвования и созидания, так и властвования вопреки воли Творца к разрушению. Всякий человек и все человечество, как и ангелы и архангелы суть творение Божие, суть "сыны зари", имеющие подняться до зенита дня, суть творение, которому предложено Богом истинное просвещение и достижение силы, славы и власти Божией, предложено потому, что все как сотворенное Богом, как "сыны зари" суть творение во младенческом состоянии по отношению Творца, в разной степени находящиеся в недопознании Творца и Его тайн. А Творцу есть дело до поднятия и удержания творения "в образе и подобии Своем". Потому то, процесс просвещения и познания истины и добра и зла так явен и вожделен для человека и человечества, потому то, и "Ангелы желают проникнуть" в это. Потому то, и Люцифер как "херувим осеняющий" был низвержен Богом на землю и лишен ангельского достоинства, т.к. недостойно Бога явил самоопределение и власть.

И ради этих высоких целей Божиих к сотворенному и его вечного неразрушимого существования в Боге и предложен всякому человеку и всему человечеству этот великий выбор: познать законы или принципы, или основания вечного властвования к неразрушимому существованию в Боге и освободиться от "властвования на час" к разрушению сотворенного. Так, всякий человек в определенный момент своего существования на земле встает перед двумя принципами властвования по Христу или по диаволу, достигая власти небесного образца или обретая власть в духе мира сего. И притом, что принципы небесной власти превознесены, утаены и обособлены для людей, а принципы диавольской власти приближены и насаждены в человечестве, то всякому человеку из добрых или злых побуждений достигая власти, прежде всего, приходиться погружаться в принципы земной, диавольской власти. И даже по обращению к Богу через Христа и начаткам просвещения от Него, не избежать человеку "ветхой закваски", не избежать принципов власти по законам мира сего. Но тот, кто ищет и достигает властвования не по принципам или основаниям небесной власти как особой власти, тот и является искушающимся властью. Церкви Божией предложено от Бога просвещение о принципах небесной власти, но церковь исторически изнасилована диаволом, удержана в недопознании этого вопроса, а потому и искушается принципами властвования по диаволу. Одно то, что читая Ветхий Завет, мы обильно находим Саулов, Ахавов и Иезавелей, т.е. царей и лжепророков, истребляющих семя Божие на земле, и это никого не удивляет, то неужели в историческом христианстве нет своих Ахавов и Иезавелей, властвующих вопреки воле Божией? Костры инквизиции, отлучения друг от друга и гонения, благословения братоубийственных войн и пролития крови и т.д. не доказывает ли наличие диавольской власти в церкви Божией? Только закосневшие в своем отступлении от Бога христиане и отупевшие от своих мнимых превосходств не видят этого.


Итак, достижение власти по законам мира сего или в духе мира сего, или достижение власти по принципам или основаниям Ветхого Завета как ветхого образца, отмененного Христом, есть искушение властью. Такое властвование есть достижение не Господа, но- господства, и такое господство над наследием Божием при законе силы, охраняющем господство, есть искушение властью.

Так имеет ли народ Божий отношение к "господству"? Имеет самое непосредственное отношение и не может не иметь. Почему так? Потому что "первый Адам- перстный, а второй- Господь с неба". "Не духовное прежде, но душевное и плотское". "Рожден-ный же по плоти как прежде, так и ныне гонит рожденного по духу", потому что "душевный или плотской человек не принимает того, что от Духа Божьего, и не может разуметь, потому что воспринимает это безумием". Плотское предстояние пред Богом, плотское знание Его, плотские принципы властвования и подчиненности есть ничто иное, как достижение таким человеком определенной ступени в иерархической лестнице Божества, определенной ему от Бога. И это есть "младенческое" предстояние пред Богом. И он не способен познать мужеское, не переживя младенческого. Станет мужем, оставит младенческое, но избежать столь важной и необходимой для него ступени познания не дано ему. И находясь во младенчестве и устремляясь в небеса, он обрывается в плотское и земное, т.е. в принципы земного, т.е. диавольские принципы властвования, что, в сущности, и есть господство. "Цари господствуют над народами и владеют ими",- и в этих словах Христа явно выявлен принцип властвования по законам мира сего, т.е. по диаволу.

Савл и Павел- два лица одного человека, две сущности предстояния пред Богом, два принципа властвования. Это наши лица, мои и твои, человек Божий, наши сущности и наши принципы. В первом случае, "принятие власти от первосвященников", т.е. в иерархии земного образца для терзания церкви Божией и "господства над наследием Божиим", "принятие власти к разрушению дела Божьего, а не созидания, ревнование до того, чтобы делать зло". Во втором случае, не иначе как вследствие поворотной встречи с Богом на пути в пустыне, озарения и ослепления от Его славы и света, принятие власти "по дару благодати Божией, данной действием силы Его", принятие власти от Бога "к созиданию, а не к разорению". Именно, созидание или разорение как следственные признаки той или иной власти на каждом христианине, в конечном итоге, явятся доказательствами властвования по воле Божией или господства по диаволу. Но кто из христиан добровольно сознается, что он- Савл? Никто. Кто воспринимает себя господствующим? Никто. Кто посчитает, что его деятельность как властвующего органа скорее к разрушению, а не к созиданию? Без откровения свыше- никто. Но как "цари господствуют над народами и владеют ими и,- чудовищным лицемерием,- благодетелями называются", так и христиане способны, возводя здание Вавилонской блудницы, иметь вид благочестия. Праведен суд на таковых.

Но все-таки, почему же именно разрушение дела Божьего является следствием диавольской власти? Разве цивилизация и прогресс человечества не доказывает обратное? Взлет человеческого гения, вырвавшегося из бессознательности и "чистого анимализма" не есть ли созидательность небесного образца? Но об этом много уже сказано и еще можно долго спорить и говорить, но скажем одно: "Я накажу мир за зло",- говорит Бог, и в этих словах исчерпывающий ответ. Великая скорбь, чаши гнева Божьего, второе пришествие Христа и другие определения Божии содержат в себе исчерпывающий ответ.

Люцифер отложился от Бога посредством преступления воли Божией и разрушения законов пребывания в Нем. Он "хищением почел быть равным Богу, нечаянно став царем". И как беззаконник на земле низвержения своего утвердил беззаконные принципы существования соответственно чрез посредство беззаконных принципов властвования. Он как беззаконник не может приходить для иной цели, как для того, чтобы "украсть, убить или погубить". И им буквально совершено насилие над человеческим родом, в человечестве именно насильственно насаждены его принципы существования и властвования. "Сатана там правит бал". А человек только обнаруживает, что "только желание добра есть в нем, но сделать этого он не может. Доброго, которого хочет- не делает, а злого, которого не хочет- делает". И беззаконие в чистом виде как в земном, так и в небесном плане не может быть созидательным. "Беззаконие земли тяготеет на ней, и земля осквернена под живущими на ней; ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет, за то проклятие поедает землю и несут наказание живущие на ней". Эти слова суть правда Божия и любая видимость созидательности на земле суть "осквернение земли".

И уж со всякой очевидностью ясно, что насаждение воли любого беззаконника всем подвластным ему осуществляется не иначе, как при законе силы, охраняющей беззаконие. Савл осуществляет властвование к разрушению Божественного, "дыша угрозами и убийством". Власть земного образца суть "мироправление тьмы века сего", дыхание которой- "угрозы и убийство". "Цари господствуют" при законе силы, охраняющем господство. Или при силе беззаконного закона, скрепленного карательной функцией закона, т.к. "сила греха или беззакония- закон". И хотя механизм земного властвования значительно сложнее и богаче, т.к. буквально все средства обольщения и порабощения запущены в ход и все они- к разрушению Божественного и все они- "дыхание угроз и убийства", но в данном случае, наличие закона при карательной функции его для всех господствующих является главным средством удержания подзаконных в воле господствующих и весьма эффективным средством достижения целей их. Но в достижении как Божественных, так и диавольских целей "закон ничего не доводит до совершенства", но существует лучшее средство- устремленность в вере. И господствующие земли как законодатели земли только тогда ослабляют законы и воздаяние за преступление их, когда подзаконные им рабы устремляются верою к более высоким целям, определяемым и насаждаемым господствующими. "Цари господствуют", но приближающимся к ним верою "увеличивают почести и землю раздают в награду". Так, "падшие" обретают от диавола "царство мира сего и славу его". Только для таковых ослабляется "дыхание угроз и убийства". Но над таковыми еще большее действие закона силы, охраняющем господство, охраняющем властвование люциферианского образца. И это- чрез устремленность в вере сознательное пребывание в воле законодателя и его законе силы. Так для мироправителей тьмы века сего, так для всех мировых религий, в том числе и христианских. Господство под стражею закона- принцип властвования, насильственно внедренный во все вероисповедания христианства. И поступенное освобождение от ограничений закона ради устремленности в вере к большим и более обольстительным целям.


Человек Божий! Видишь ли ты на себе или на предстоятелях твоей церкви принцип господства под стражею закона? "Господствуешь ли ты над наследием Божиим или подаешь пример стаду?" "Под законом ли ты или под благодатью?" Конечно, ты скажешь, что ты не под законом, но потрудись увидеть- может быть ты суть "желающий быть под законом?" И охотно и подобострастно чтишь все церковные постановления и предания, которые суть человеческие постановления, связанные накрепко и с угрозами, которые суть тайные или явные формы закона. Не видишь ли ты, как ослаблен в тебе высокий закон духа жизни во Христе Иисусе и низведен до закона буквы, относящегося до плоти? Не этим ли ты удерживаешься в бессилии, невежестве и порабощении? Не от этого ли грех силен в тебе и не от этого ли ты изнемогаешь? Или ты уже вырвался на свободу и осуществляешь высокие цели, как тебе кажется, лежащие в воле Божией? Евангелизируешь мир, якобы пробуждая народ к Богу; участвуешь в международных ассамблеях, симпозиумах и съездах, объединяешься со всеми религиями; или стоишь на пути совершенствования, т.е. познаешь эзотерическую мудрость- тайный, сокровенный смысл слова Божьего, открывающийся только избранным и посвященным? Или готовишься судить мир, будучи судимым от Господа? Человек Божий! Если это есть на тебе, то тебе жизненно необходимо самоосознать себя по отношению и диавольской и небесной власти, и действенно и конструктивно ответить сатане: "Отойди от меня, сатана, ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи". Тебе необходимо познать основания небесной власти, чтобы освободиться от исторического искушения властью, в которое вверг церковь Божию диавол и удерживает ее даже до сего дня. И только тогда оставит тебя диавол- и се Ангелы приступят и будут служить тебе.

Так все-таки, что же это за явление для церкви Божией- искушение властью? Какова его сила и власть? Каково время действия его? Каковы причины возникновения его в народе Божием и каковы возможности освобождения церкви Божией от этого искушения? В конце концов, существует ли вообще такое искушение для церкви и, если оно все-таки существует, то как всякому христианину обнаружить себя искушающимся властью и освободиться от него? По-истине Божией следует сказать, что на земле нет и не может быть ни одного человека, который бы не находился бы или не прошел бы чрез это искушение, кроме Иисуса Христа. Как грех присущ всем живущим на земле, как разнообразные и многоразличные искушения от диавола присущи всем людям на земле, так присуще всем и это искушение.

Власть- самое высокое и наиглавнейшее устремление человека? И как бы человек ни относился к вопросу власти и какой бы деятельностью ни занимался, но достигает, по сути дела, он единственного- властвования . И хотя общество людей не однородно, и хотя по своей природе одни люди осознанно и направленно стремятся к властвованию, а другие- к подчиненности, и хотя одни люди талантливо открываются во властвовании и политике, а другие- в исполнительской работе или ремеслах, но все их устремлние- только к властвованию, т.к. только через достижение определенных мер властвования человек обретает определенный уровень жизненных благ. Статус человека складывается из множества составляющих: из знания, из искусности в работе или ремеслах, из богатства, из духовности и силы, из родословия или причастности к сильному роду-племени и т.д. И в меру достигнутого статуса человек достигает своей ступени в социальном срезе общества, своей меры властвования и подчиненности, своего уровня и объема жизненных благ. И во всяком таком достижении человека происходит сознательная или бессознательная ориентация его на высшую власть, происходит включение его в иерархию Божества, т.к. над рабом стоит господин, над господином более высокий господин и так до царя и далее до Бога или диавола. И есть воля Божия, чтобы эту иерархию замкнуть на Себя, как есть подобная и воля диавольская.

В самом деле, каждый человек искушается диаволом на разнообразные похоти плоти: блуд, воровство, убийство, злоречие, вражду и т.д. и знает об этом. Так неужели орудие диавола не нацелено на извращение власти Божией и приобщение всякого человека к власти диавольской? Разве искушение Христа в пустыне было только для Христа? Почему же человек не подозревает себя искушающимся этим искушением? К примеру, вера является единственно эффективным средством познания Бога и приближения к Нему. И издревле орудие диавола нацелено на истребление веры в человеке. "Пришед, найду ли веру на земле",- говорит Христос. И всякий человек не может не обнаруживать себя искушающимся неверием. И мучительно борясь за выживаемость, человек мучительно борется за веру. И проповедуя будущность и надежду, человек прежде всего проповедует веру. Потому то, так силен и изобретателен сатана на истребление веры в истинного Бога, впрочем, активно насаждая веру в диавола. Так и в вопросе власти.


К примеру, человеку определено от Бога вернуться в образ и подобие Божие. И для этого Бог дал людям законы и все необходимые условия, послал Христа, Духа Святого, пророков, апостолов, учителей и пастырей. И казалось бы, на этом пути все должно было бы совершиться само собою. Но диавол властно вторгся в движение человека к Богу и развернул человечество к себе. "Ваше время и власть тьмы",- говорит Христос. "Ваш отец - диавол". И диавол со всяким постоянством, напористо и властно перекрещивает человека в свой образ и подобие. Так и в вопросе власти.

Бог определил дать Свою власть человеку, определил привести его к Своему принципу властвования и подчиненности, определил устроить мир по принципам и законам вечной жизни, определил человеку власть небесную. Но диавол извратил для человека власть небесного образа, исказил устремления человека к этой власти, приводя его к властвованию по своему образу. И просто преступление для христианина не подозревать об этом. И чем больше людей покоряются принципу властвования по диаволу, а не по Христу, тем успешнее идет воцарение антихриста, Вавилонской блудницы, построение вавилонской башни и врат ада. И невозможно даже представить себе, чтобы диавол, вторгаясь буквально во все проявления жизни и деятельности всех людей, обошел бы стороною самую главную деятельность человека- властвование. Но потому то человек и не подозревает себя искушающимся диавольской властью, т.к. вопрос власти и следствия ее чрезвычайно важны для человека, Бога и диавола, т.к. этим определяются конечные цели земли и человечества, т.к. только через властвование достигаются цели разрушения или созидания сотворенного. Потому то диавол так властно извратил принципы Божественной власти в человеке и так искусно "замел следы". Потому то христиане, практически, и не подозревают об этом искушении.

Искушение диавольской властью было предложено первым людям на земле следующими словами: "Вы будете как боги, знающие добро и зло". Адам и Ева вопреки воли Божией через искушение от диавола "хищением почли быть равными Богу, нечаянно становясь богами". Каин, продолжая путь диавольского принципа властвования, "хищением" низлагает Авеля, воровски и убийством, возвышая себя, достигает властвования. И как Люцифер, низверженный на землю, Каин уходит от лица Божьего и обосновывается на земле, он первым строит город. И с тех пор и доныне принцип земной диавольской власти в человечестве- принцип животной силы: "Кто сильнее, тот и прав". Право рога или клыка, т.е. "кулачное право"- вот принцип земного, диавольского властвования. Говоря по- человечески, приобретение власти есть самое престижное и вожделенное желание для человека, т.к. только власть с позиции силы способна предоставить ему полный или достаточный объем жизненных благ. Как в животном мире сильная властвующая особь обладает просторной злачной пажитью и беспрепятственным размножением, так и между людьми- цари и князья владеют полным или достаточным объемом духовных и материальных благ: землями, народами, богатством и лучшими возможностями для продолжения и сохранения рода. Но так как жизненные блага не мыслились без поклонения своим божествам и насильственного насаждения своих богов другим народам, т.к. общая тенденция для всех народов к познанию добра и зла отдавала предпочтение своим богам как "добрым богам", а богам других народов как "злым богам", то религиозно- военный фактор достижения и сохранения власти является первейшим. Материально- экономические факторы всегда вторичны. Всем этим и обусловлено земное властвование с позиции силы или господство при законе силы, охраняющим господство.

Естественным проявлением власти издревле была власть родоначальника рода.

Отец, как патриарх семьи, пользуясь естественным авторитетом, силою и мудростью осуществлял властвование. Связь членов семьи или рода основывалась на кровнородственной близости, посему, в патриархально-родовом обществе властвование и подчинение имеют вид первобытной справедливости. Дальнейшее объединение семей или родов и завоевание одного рода другим образуют объединение, именуемое "царством" или "государством". Во главе таких объединений становится царь или монарх, являющийся естественным следствием патриархальной власти семьи. Для осуществления власти над огромными массами близких и далеких по крови людей создается особый аппарат принуждения- государственная машина, состоящая из административно- иерархического органа правительственной власти, духовно-идеологических и материально- экономических бюрократических учреждений и военной силы для охраны власти и государства. Основная масса людей такого объединения является ремесленниками, земледельцами и рабами, производителями материальных благ. Универсальным и лучшим средством осуществления таковой власти является закон (право). Царь (монарх) и его правительство являются законодателями, обладающими полнотой законодательной инициативы, создающими законы (правовые нормы), программируя в них свою волю и силой принуждения (юридическими санкциями), делающие свои веления обязательными для всех подзаконных им людей. Основною же целью воли законодателя является все тот же полный объем духовных и материальных благ. Последние времена не изменили сути данного принципа властвования. Демократические принципы властвования как якобы являющиеся отражением воли простого народа в его правительственных представителях- лишь камуфляж для реального властвования все того же сильного властвующего органа, по известным причинам имеющего необходимость скрыться за обольстительную идею неудачного эллинского эксперимента.

Такова закономерность принципа земного властвования для всех народов во все времена, т.к. все народы существуют в границах естественного животного закона, прилежащего всей земле. Некоторым исключением из общего правила является Израиль до пришествия Христа и христианство. Но именно, некоторым исключением, т.к. в Израиле и в христианстве во все времена шла и идет кровопролитная война за истребление принципов небесной власти и насаждения земной. Израиль- Каин истреблял и истребляет всех Авелевых. Христиане по Каину поступают также. Патриархи Израиля отражали на себе небесную власть, т.к. "жили на земле обетованной как на чужой", "не имея на ней наследства ни на стопу ноги". Отражая в себе образ Авеля и будучи "странниками и пришельцами на земле, ожидали города, художник и строитель которого Бог". А потомки Израиля жили на земле обетованной как на своей. Патриархи Израиля еще устремлялись в небеса, а потомки их по Каину стелились по земле.


И хотя голос Божий останавливал и Адама с Евой, и Каина, и Израиля, и христиан, но голос обольстителя превозмогал и превозмогает. Так Самуил, осуществляющий властвование по Богу, что выражалось в отсутствии централизованного властвования для сохранения господства под стражею закона и в отсутствии налогооблажения населения, уступает требованию народа: "Дай нам царя". И хотя Самуил властью силы Божией доказывал народу их искушение и доходчиво объяснял, что появление царя будет сопряжено с появлением принуждения для подвластных, голос искушающего народа превозмогал. "Дай нам царя, как у всех народов",- что означает: "Дай нам властвование и подчиненность земного, т.е. люциферианского образца". Так и христиане, измученные гонениями первых веков от языческих царей и религий, как только приблизились к власть имеющим, то тут же вступили в союз с государством, превращаясь в оязыченный вариант христианства и жестоко отплатили притеснителям. И далее, из гонимых превращаясь в гонителей до сего дня, христиане являются искушающимися властью. Как Израиль, отвергая Самуила, отвергал не Самуила, но Бога, так и искушающееся христианство оставляет Отца. Возможно, где- то и когда- то и бывали проявления небесной власти и в Израиле и в христианстве, но это лишь тогда, когда "милость и истина охраняли царя". Или когда складывалось хрупкое состояние "превосходства страны в целом- царь, заботящийся о стране". Но в целом, как Каин, будучи "человеком от Господа", был перекрещен в диавола, так и Израиль и христианство оставляют небесные принципы властвования и подчиненности и, уподобляясь Каину, убегают от лица Божьего, оставляют небесные горизонты и стелятся по земле.

Итак , декларируя пункт за пунктом об искушении диавольской властью Церкви Божией, необходимо дать своевременный ответ на настоятельный вопрос. А что же докажет верность данных деклараций? Декларировать можно что угодно и сколько угодно, но что явится живым и действительным доказательством верности данных деклараций? Слова Христа: "Цари господствуют над народами и владеют ими, но между вами да не будет так. Но кто желает из вас быть большим, будь как меньший и всем слугою",- известны всякому христианину и всякий христианин находит себя соответствующим им. Слова Христа: "Сын человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих",- хорошо известны всякому христианину и всякий христианин находит себя соответствующим им. Слова о Христе: "Он не почитал Себя хищением быть равным Богу, но смирил Себя до смерти крестной",- всякий христианин относит и к себе. Всякий христианин, хотя и в разной степени, но обнаруживает себя освидетельствованным живым Богом, Его Духом и откровениями слова истины. Так что же докажет всякому христианину действие в нем сего исторического искушения церкви? Лучшим и скорейшим доказательством верности данных деклараций явится вера данным декларациям как Слову Божьему к церкви Божией последнего времени. Вера же осуществит ожидаемое доказательство. В конце концов, суд Божий докажет верность данных деклараций. Чаши гнева, обрушенные на церковь Божию, перекрещенную в Вавилонскую блудницу в последнее время пройдутся и по сердцу всякого искушающегося этим искушением христианина. Спасение "как головня из огня" при том, что множество домостроений сгорит в день оный, докажет верность данных деклараций. "Низложение силы святого народа" и на сей день и к последнему времени также является доказательством. В то время, как Церкви Божией последнего времени надлежит быть приготовленной к встречи с Господом на небесах. Но без освобождения от этого исторического искушения ей уже не приготовить себя к этому славному и страшному дню.

Говоря об искушении властью Церкви Божией, следует сказать, что если все прочие искушения равно свойственны всем верующим во Христа, то искушение властью, прежде всего, прилежит служителям церкви. Но практически, всякий верующий в Бога человек в определенный момент своего пребывания в Боге переживает в себе акт усыновления своей души Богом: "Ты сын Мой, Я ныне родил тебя",- и духом усыновления взывает к Богу: "Авва, Отче". И Бог возвещает таковому человеку: "Ты сын Мой. Я ныне родил тебя. Проси у Меня, и дам народы в наследие тебе и пределы земли во владение тебе",- и в этом призвании сынов Божиих- предопределение власти. В сущности, верование всякого человека во Христа и предопределение власти приводит верующего человека к власти священства, т.к. всякое проявление власти и силы Божией на верующем человеке, выявляет его как священника.

Власть священства есть самая высокая и ответственная власть, т.к. распространяется на самое дорогое для человека, что должно принадлежать Самому Богу- человеческую душу. И потому, основное требование ко всякому служителю как осуществителю власти над душами, как домостроителю церкви из душ человеческих, чтобы он оказался верным. "От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным",- говорит апостол Павел. Как и Христос "верен Поставившему Его". И потому, в чистом виде, всякий верующий человек, побуждаемый к делам служения, не сам собою приемлет честь быть священником, но побуждается Богом, как Аарон и Христос. Христос есть "Первосвященник церкви, есть священнодействователь небесной скинии. Но как Сын Человеческий он проделал огромный путь от "воплей и слез, от молитв и молений, от страданий и послушания" до "навеки совершенного сына Божьего, до Первосвященника по чину Мелхиседека". Так и всякий верующий человек, приближаясь к Богу, прежде всего прикасается к вере и благодати Божией, слезам и молитвам, страданиям и послушанию. Человек, следующий за Ним, проходит подобный путь от младенчества во Христе до совершенства в Нем, от "очищения совести своей от мертвых дел до служения Богу живому и истинному".


Всем, приближающимся к Богу, звучит глагол Божий: "Оставьте начатки учения и поспешите к совершенству". Но совершенство в Боге суть общее понятие. Приобретение большой святости, силы, дарований и т.д. есть приобретение совершенства, но в данном случае совершенство предполагает священство. Совершенство достигается посредством священства. Да это и ясно, т.к. наиболее совершенным человеком в храме является тот, кто имеет возможность входить "во святилище пред лице Божие за народ". Власть- Божие определение. Аналогично и священство суть определение Божие. "Ты соделал нас царями и священниками",- говорит слово Божие и, потому, говоря о власти, следует подразумевать священство, а говоря о священстве, следует подразумевать власть. Посему, как в отношении небесной власти, так и в отношении небесного священства "никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом как Аарон или Христос.

Но "входящий дверью есть пастырь овцам". То есть, как написано: “Всякий священник поставляется для приношения даров и жертв; а потому нужно было, чтобы и Сей также имел, что принесть”. Пастырь добрый, полагающий душу свою за овец лишь тот, кто священнодействует или осуществляет властвование по Христу. А это значит, что становясь больше всех, он становится всем слугою и рабом. Он овец своих называет по имени, защищает их от волков, носит на груди. Полагая душу свою за овец, он "трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит", т.е. в высшей степени внимателен и бережлив отдельно к каждой вверенной ему душе. А когда выведет их, то идет перед ними, т.е. подает пример стаду, т.е. первым преодолевает смертельные трудности и опасности на пути. Иначе говоря, небесное священновластвование основано на отвержении себя в служении другим, т.е. на важнейшем обетовании Божием- любви Божией. Как Бог любовью Своею повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных, так и служитель Божий осуществляет властвование над душами человеческими чрез отвержение себя для блага другим. "Сын человеческий не для того пришел, чтоб Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих". Здесь уместны слова псалмопевца: "Расточил, раздал нищим, правда его пребывает вовек". Именно "расточение" себя и всего своего для блага других и составляет существо небесного священновластвования. Как говорит об этом и апостол Павел: "Я охотно буду издерживать свое и истощать себя за души ваши, не смотря на то, что чрезвычайно любя вас, я менее любим вами". Любовь Божия есть краеугольный камень, лежащий в основании власти Божией. Всякий осуществляющий властвование, но не достигающий любви Божией есть искушающийся властью. И все это “должен принесть” тот, кто призывается Богом к делам служения, как Аарон или Христос.

Особенностью власти Божией является еще одно обетование Божие, которое как основополагающий камень лежит в основании власти Божией- праведность Божия. Как "благодать воцаряется чрез праведность", так и власть Божия достигается чрез дар праведности Иисуса Христа в нас. Праведность и властвование увязаны в неразрывное единство. "Праведные наследуют землю". "Царство и власть отданы будут народу святых". Но праведность возможна от закона и от веры. Праведность от закона суть "запачканная одежда", т.к. "нет закона, могущего животворить", потому нет для Бога угодной праведности от закона. Потому "не законом даровано обетование быть наследником мира, но праведностью веры". Вера в Иисуса Христа, осуществляющая ожидаемые обетования Божии, вменяется верующему человеку в праведность и только таковая праведность есть праведность Божия, являющаяся основанием власти Божией. Всякий же человек, осуществляющий властвование, но не достигающий праведности Божией, есть искушающийся властью. Всякий грешный человек, не свободный от греха и осуществляющий властвование есть искушающийся властью. И все это “должен принесть” тот, кто призывается Богом к делам служения, как Аарон или Христос.

Еще одним камнем, лежащем в основании власти Божией, позволяющей говорить о власти Божией как об особой власти, является одно из важнейших обетований Божиих- свобода. Воля и власть присущи только свободному существу- Богу и человеку, достигшему свободы Божией. Безвольное существо не может властвовать, как не может властвовать раб, "не знающий, что делает господин его", не знающий истины, "не пребывающий в доме вечно". Самостоятельность воли и власти неизбежно предполагает наличие свободы, без которой невозможна ни личная жизнь, ни личное служение Богу. Но истинно свободным становится только тот, кого "освобождает Сын Божий". И в этом освобождении предполагается свобода от греха, закона буквы, мира сего, плоти, духов злобы поднебесной. Кто не достигает такой свободы, но осуществляет властвование, тот является искушающимся властью, тот "не входит дверью во двор овчий, но- вор и разбойник, т.к. перелазит инде".

Слова Давида: "Владычествующий над людьми будет праведен, владычествуя в страхе Божием",- лучшим образом должны относится ко всякому христианину, встаю-щему и осуществляющему священнодействование благовествования, осуществляющему властвование Божие.

Владычествовать в страхе Божием означает для христианина достигать властвования по Христу, т.е. на основаниях или камнях небесного образца. В этом смысл слова апостола Павла: "От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным", т.е. богобоязненным. Но хранить верность, как и владычествовать в страхе Божием, практически, невозможно без посвящения в тайны небесного властвования. Как слепой человек может прийти в страх Господень, если ему не с чем сопоставить себя?


Посвящение само по себе обладает силой и способно дать власть посвященным над непосвященными. И потому, домостроителям Божиим, с одной стороны, необходимо иметь тайное знание от Бога о принципах и основаниях небесного властвования, т.е. быть посвященными от Него, но с другой стороны, еще необходимее употребить это посвящение по воле Его, т.е. будучи посвященными в тайны Божии, владычествовать, т.е. пользоваться определенным превосходством над людьми, в страхе Божием.

Итак, посвящение и страх Господень являются еще одними камнями основания небесной власти, позволяющей говорить о ней как об особой власти.

То есть, всякий приступающий к делам служения должен приступить к сознательным и направленным действиям на истинное смирение пред Богом и Его волею, достижение праведности, свободы и любви со всяким постоянством в этом деле и верности в малом и достигнуть сознательных откровений о священстве Нового Завета и иерархии Небесного образца как Божественной структуре властвования и подчиненности. То есть, сознательные и направленные действия человека на истинное смирение пред Богом и Его волею,- выявят владычествующего над людьми как богобоязненного человека пред Богом. И все это “должен принесть” тот, кто призывается Богом к делам служения, как Аарон или Христос. Если этого не произойдет, “то слепой поведет слепого и оба упадут в яму”.

“Из тех, кого Ты дал Мне, никто не погиб”,- еще один важнейший принцип, свидетельствующий о священновластвовании небесного образца. То есть, "принятие власти к разрушению дела Божьего, а не созидания, ревнование до того, чтобы делать зло"- человеческий удел. Во всяком случае- Савл и Павел одновременно живут в нас как две противоборствующие системы властвования и священства. Власть Савла к “разорению дела Божьего, а не созиданию”. Власть Павла "по дару благодати Божией, данной действием силы Его", власть "к созиданию, а не к разорению". Именно, созидание или разорение как следственные признаки того или иного священновластвования на каждом христианине, в конечном итоге, явятся доказательствами властвования по воле Божией или господства по диаволу.

Человек Божий! Кто ты? Савл, осуществляющий властвование под стражею закона в духе мира сего, дыша угрозами и убийством? Или Павел, который, уподобляясь Христу как пастырь добрый, полагает душу свою за овец? Именно, что доминирует в тебе- созидание или разорение как следственные признаки того или иного священновластвования? Но не торопись с ответом. Человек Божий! Уразумей, что истребление принципов небесной власти и насаждение земного и люциферианского властвования как в Израиле, так и в христианстве происходило и происходит таинственным, как бы логически обоснованным и жизненно необходимым образом. Это происходило и происходит так таинственно и властно, что именуется как "тайна беззакония". И ни Израиль, ни христианство в целом не увидели этого. И если ты увидишь себя искушающимся властью и двинешься искать небесного властвования, то при возвращении по воле Божией к принципам и основаниям небесного властвования тебе также необходимо будет вернуться к таинственности, логической обоснованности и жизненной необходимости этой перемены, но уже во Христе. Здесь уместны слова Христа: "Копал, углубился и основал дом свой на камне,.. и дом тот устоял". Устоит и твой дом, человек Божий, если ты преодолеешь этот таинственный и напряженный путь поиска и обретения принципов и оснований небесной власти.

Иисус Христос принес человечеству как особый принцип власти, так и особый принцип священства. Священство Нового Завета- священство по чину Мелхиседека. И священство это качественно и принципиально отличается от священства по чину Аарона. Здесь тайна. Понять и принять принцип священство по чину Мелхиседека означает познать образ истинного вечного служения Богу, означает участвовать в построении неразрушимой, несгораемой церкви Божией- тайны домостроительства Его, означает принять свободу от рабства и закона буквы, многих длительных и опасных заблуждений и ересей. Понять и принять принцип священства по чину Мелхиседека означает для церкви Божией освободиться ей от тяжкого исторического искушения властью, означает для нее ответить сатане действенно и конструктивно: "Отойди от меня сатана, ибо написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи".

Основным и главным отличием священства по чину Мелхиседека от священства по чину Аарона является то, что лежит в их основаниях. Основанием священства по чину Мелхиседека является вера и водительство Духом Святым. Основанием священства по чину Аарона является закон. Вера является лучшим средством осуществления власти Божией, т.к. власть Божия как власть небесная не прилежит земле и человекам не свойственна. И только те люди могут осуществлять властвование Божие, в которых по вере их живет и действует Сам Бог. Лучшим средством господства над людьми, т.е. лучшим средством осуществления диавольской власти является закон, т.к. ничем успешнее господствующим нельзя принуждать подвластных к подчинению, как властью закона.

Как известно, Бог дал человечеству только два закона, закон Моисеев и закон Христов. От Адама до Моисея человечество не знало закона и единственным средством взаимодействия человека с Богом была вера. Вера является достаточным средством достижения Бога, вождения Им и исполнения Его воли. Закон же Моисеев не явился таковым средством, но явился для Израиля вынужденной мерой удержания Израиля от преступлений, вследствие ослабления и бездействия веры. Посему закон был дан только на время, до времени возвращения веры чрез "Начальника и Совершителя" веры- Иисуса Христа. И только до пришествия Христа закон был призван быть "стражем" для Израиля. По пришествии же Христа, Сам Бог становится стражем Своего народа. По пришествии Христа, "мы уже не под руководством детоводителя". Время действия закона отменено Христом.


Закон Моисеев суть добрый, праведный и духовный закон, данный для достижения праведности и жизни. Но закон имеет свойство "ослабляться плотью", т.е. неверием и становиться бесполезным. Из "скрижалей откровения" закон неверием подзаконных становится законом смертоносной буквы, "свидетельством против нас". Закон Христов суть также закон, но не закон буквы, удерживающий человека под законом, а закон духа жизни, высвобождающий человека от закона буквы ради превосходства веры и вождения Духом Святым. Если подзаконный Моисееву закону не имел возможности ощутить, осознать себя внезаконным человеком, каким был Авраам или Мелхиседек, то подзаконный Христовому закону, соединяется с Богом духом и к закону, относящемуся до плоти, перестает иметь отношение, будь то закон Моисеев или закон Христов.

Христос есть "Тот, Кто больше храма", а стало быть и всех уставов его. И в этом глубинном смысле слова следует прочитывать, что все положения закона Моисеева: властвование и подчинение, обряды и служения, запреты и постановления для всех подзаконных закону являются непреложными и принудительными, скрепленными карательной функцией закона, а во Христе- свобода для сотворчества с Богом ради превосходства веры и вождения Духом Святым, а стало быть- достижение благословения Божьего и успеха в служении.

Свобода- одно из самых прекрасных слов в мире, удивительное и вожделенное, столь недостижимое в жизни на земле. Новый Завет есть Завет, объявляющий свободу, а всякий человек, живущий на земле, есть абсолютный раб. Раб то "бедным, немощным, вещественным началам мира", то греху, то агрессивной, злой среде "духов злобы поднебесной, то букве закона, не приносящей человеку ничего, кроме обременений, то страху, то болезням и смерти, то невежеству и предубеждениям и т.д. Всякий человек, принявший Христа и научившийся от Него, обретает свободу как дар благодати Божией, в данном случае- свободу от буквы закона, будь то закон государственный, закон Моисеев или закон Христов, воспринимаемый плотскими христианами как закон буквы. Нормальное существование религий есть порабощение законом. Все христиане во все времена и во всех вероисповеданиях при становлении на священство и осуществлении властвования соскальзывали в сторону закона, что проще и доступнее для человека. Галатийское искушение церкви, возникшее в первоапостольской церкви, живо до сего дня. Порядок и устройство по закону выглядит основательно и незыблемо, а внезаконный- угрожает хаосом и произволом. Отсюда, свобода не познана религиозным миром, отвергнута им, враждебна для него, а во многих случаях гонима как некое освобождение, за которым грезится непременное обольщение, неопределенность и разрушение, отпадение от Бога. Но именно, в полной свободе от закона и открывается "лучшая надежда приближения к Богу".

Христос есть "Тот, Кто больше храма", а соответственно и всех уставов его. "Сын Человеческий есть господин субботы". Для тех, кто следует Христу в служении Богу, священство по чину Мелхиседека лежит в этом слове. Свобода невозможна без принятия верою этого слова. К тому же, возможность "входить во святилище путем новым и живым" качественно умножает свободы священников, т.к. "священники в храме нарушают субботу, но невиновны", т.е. в предстоянии пред Богом во святилище нет преступлений закона. "Хлебы предложения", которые ел Давид, были одобрены Господом, хотя поступая так, Давид нарушал закон. "В субботы можно делать добро", т.е. по воле Божией можно преступать ограничения закона буквы, по крайней мере те его положения, которые ограничивают стремление человека к Богу и служению Ему. Все христиане, входящие во святилище и осуществляющие священнодействие благовествования ни в чем не имеют вины, при условии, если они имеют намерение "не нарушить, но исполнить закон". Бог за них, кто против них? Кто познает, "что значит милости хочу, а не жертвы", тот познает благоволящую волю Божию ко всем встающим на священство по чину Мелхиседека, тот познает свободу небесного священства, свободу небесной власти.

Мелхиседек как царь правды и царь Салима есть реальная историческая личность как Аарон или Христос. Как царь Салима, как сын человеческий он обычный человек, глава города. Как царь правды или сын Божий он не имеет "ни отца, ни матери, ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божьему, пребывает священником навсегда". Мелхиседек как царь правды- исключительная личность и его исключительность выражена в том, что он одним из первых людей на земле уподобился Богу в правде, выраженной в предузнании Иисуса Христа и истинного вечного священства в Боге, что он и отразил в себе, пребывая священником Бога Всевышнего. Мелхиседек был священником до закона, не имел никаких предписаний и единственным руководителем его священства была вера и действие в нем по вере Самого Бога. Все проявления его священства вторичны и только доказывают и выявляют первое.

Аарон подобно Мелхиседеку или Христу не иначе приступил к делам служения, как призываемый Богом. Но Аарон был частью подзаконного народа, и что принадлежало народу, то и священнику. Все права и обязанности священства Аарона были жестко очерчены заповедью закона и подкреплены карательной функцией закона. Священство Аарона- священство "под стражею закона".


Иисус Христос как Сын Человеческий, как всякий верующий человек, верою поднимался до Сына Божьего, верою познавал Отца. Верою призываемый Богом к делам служения и обнаруживающий в Себе действие жизни и силы Божией, уподобился Мелхиседеку в его священстве, уклонившись от закона Моисеева в отношении священства по чину Аарона. Христос суть "иной священник" в сравнении с Аароном. Если для священства Аарона существовали жесткие ограничения закона, нарушив которые Аарон потерял бы священство, то Христос верою вышел из ограничений закона, ничем не нарушив воли Божией. "Силу жизни непрестающую", животворящий дух Слова Божьего не может удержать ничто. Христос приобрел священство не беззаконно, но внезаконно, руководствуясь только верою и силой жизни, и в этом Его подобие Мелхиседеку. Мелхиседек был внезаконный человек. Аарон- подзаконный. Христос явился Законодателем Нового Завета, закона совершенного, закона свободы, “потому что Он больше храма”, а стало быть и всех уставов его. "С переменою священства происходит перемена и закона". "Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности". Христос и отменил то, что немощно и бесполезно, а Своим законом, который как Слово Божие суть дух и жизнь и определил "лучшую надежду приближения к Богу", к чему прилежит и священство по чину Мелхиседека. Вот фундаментальное основание священства по чину Мелхиседека: “Восстает священник иной, Который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей”. “Имеющий о Себе свидетельство, что Он живет”. А “посему может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив”.

Священство по чину Мелхиседека содержит в себе важный юридический принцип: "Что не запрещено, то разрешено",- что предоставляет ищущему человеку в Боге значительные свободы и права, а также- шанс на самоопределение в Боге и сотворчество с Ним. "Кто сотворит и научит так людей, великим наречется". Священство по чину Аарона выявляет другой юридический принцип: "Что впрямую не разрешено законом, то запрещено". Запрещения и разрешения, исходящие из воли Божией, имеют отношение к поведению человека, т.е. к правам и обязанностям его, а в отношении священства- к правам и обязанностям священника.

Право есть мера дозволенного поведения, предоставляющая человеку пользоваться чем-либо в достижении необходимой для него цели, дозволенного поведения, т.е. поведения, согласованного с индивидуальной волей человека, а не принудительного. Обязанность есть принудительная мера должного обязательного поведения, доводимая законодателем индивидуальной воле человека как императив. Права и обязанности как меры поведения существуют и в вере и в законе, но в законе обязанности господствуют над правами, а в вере- наоборот. Право в вере, фактически, есть сама вера и как безмерна вера, так безмерно и право по вере. Право же по закону- иллюзорное право вследствие нестабильности закона и ослабления его плотью. К тому же, закон, практически, всегда не является достоянием человека и лежит вне его, что усиливает иллюзорность права по закону. Право Иакова, лежащее в вере, превосходнее права Исава, лежащее в законе. Насколько право по вере превосходнее права по закону, настолько и обязанность по вере превосходнее обязанности по закону. Обязанность по закону жестко регламентирована заповедью закона и скреплена принудительной силой его: "Проклят всяк, кто не исполняет всего, написанного в законе". А в вере действует принцип позволительности и благословения. Преступление меры должного поведения в законе наказуемо, а в вере- неподсудно. "Верующий в Него не судится". К тому же, в вере, осуществляющей единение человека с Богом, стирается грань между правом и обязанностью, и как та, так и другая мера поведения становится блаженной. И все это содействует находящимся в вере расширению их прав и свобод и резко сокращает запреты и ограничения.

Священство по чину Мелхиседека основывается на вере и водительстве Духом Святым, т.к. является ангельским, небесным священством, т.к. Христос есть "Священнодействователь скинии истинной, есть Первосвященник, ушедший во святилище, т.е. в самое небо и, являясь на веки совершенным сыном Божиим, имеет священство непреходящее". Всякий верующий в него, приступающий к делам служения, кто достигает небесного священства, тот духом приступает к неведомому и таинственному, что не лежит в границах человеческого существования, а потому, законом, относящимся до плоти, не регламентируется. Так, заповеди епископства регламентируют не небесное священство, а морально-нравственные качества епископа. Сам Христос в Своем достижении священства являет только веру и, водясь Духом Святым- силу жизни непрестающую и свидетельство о Себе, "что Он живет". И это больше, чем Его непричастность колену Левиина и больше прочих ограничений закона в отношении священства. Так было и с Мелхиседеком и другими святыми Божиими человеками всегда и до сего дня. Посему, Христос всем последователям Своим жестко регламентирует только веру и вождение Духом Святым в надежде на то, что всякий достигающий небесного священства творчески достигнет священнодействования благовествования, творчески верой и вождением Духом Святым определит свои права и обязанности священства, свои меры дозволенного и должного поведения. "Кто сотворит и научит так людей, великим наречется". Отсюда и принцип: "Что в прямую не запрещено Христом, то разрешено".


И потому, для всех приступающих к священству по чину Мелхиседека первым и основным условием такого священства является то, что восстает в нем священник, призываемый Богом, который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей, а также, имеющий о себе свидетельство, "что он живет". Вторым условием является рукоположение на священство как благословение меньшего большим, а также- определение должностей и функций священства, морально-нравственные качества служителя: "не пьяница, не бийца, не гневлив, одной жены муж, хорошо управляющий домом своим и т.д.". Если первое порабощается вторым, а второе претендует на первое, то этим попирается священство по чину Мелхиседека. При наличии первого условия, второе при определенных обстоятельствах может быть и не обязательным, но без первого условия, второе не имеет смысла. Разумеется, возможен вариант, когда по действенной вере и дерзновению приступающий к делам служения молодой епископ или диакон, преуспевая в служении и освидетельствованный Богом, тем не менее соскальзывает к делам похотливой плоти и употребляет свободу как повод к угождению плоти. Тогда дерзновение превращается в дерзость, а вера- в скрытое неверие. Таковым- ограничения заповедей епископства и власть старших. "При перемене священства происходит перемена и закона". Не отменяется закон священства, но совершенствуется. Кто же не соответствует заповедям епископства, но осуществляет священнодействование, тот является искушающимся властью.

Священство по чину Мелхиседека подобно праведности от веры. Праведность от веры во все времена была высокой волей Божией и кто достигал ее, тот угождал Богу, получал от Него благословение. Так и священство по чину Мелхиседека является высокой волей Божией и кто достигает его, тот благословляется Богом. Как праведность от веры прослеживается от Авраама, Давида и пророков до Христа и проповедана всем верующим в Него, так и священство по чину Мелхиседека прослеживается на ветхозаветных судьях, царях и пророках, которые подобно Христу не принадлежали к колену священников, но священнодействием Слова и Духа Божьего на себе проявили себя как священников по чину Мелхиседека. Все действия и служения в Духе Божием есть "священнодействие благовествования" и, как праведность от веры, являются достоянием всех верующих в Него. Священство по чину Мелхиседека есть равноправное, т.е. незапрещенное, но разрешенное священство для всех. "Все вы род избранный, царственное священство". Во Христе Иисусе нет ни мужеского, ни женского пола. Все верующие во Христа могут входить во святилище, а стало быть, переживать в себе состояние первосвященника Израиля, входящего во святилище один раз в году, и осуществлять все священнические функции в полном объеме и без ограничений. Священство по чину Мелхиседека есть всеобщее священство, подобно тому, как праведность от веры есть всеобщее достояние церкви.

Священство по чину Аарона есть священство "под стражею закона", относящегося до плоти, будь то закон Моисеев или закон Христов, воспринимаемый плотскими христианами как закон буквы. Священство по чину Аарона- временное священство, определенное Богом "до времени пришествия семени", т.е. Христа и отмененное Христом как "детоводителя ко Христу". Священство по чину Аарона есть человеческое, немощное священство, ибо "закон поставляет священниками человеков, имеющих немощи", которые и сами себя и в служении своем никого не могут сделать совершенными в совести своей. Закон же как "тень будущих благ, а не самый образ вещей" и не предполагает достижения совершенства, "надежды лучшего приближения к Богу, но достаточно хорошо справляется с тем, чтобы регламентировать все грани жизнедеятельности и служения священников, все права и обязанности их. И священническая одежда, и пища, и омовения, и очищение, и устройство скинии, и вход и выход из нее, и священнические должности в служении, и иерархию их, и жертвоприношения, и материальное существование, и родословие священников, и т.д.- все было заповедано по закону как постановление вечное и скреплено принудительной силой закона: "чтоб вам не умереть". Особенно жестко закон регламентировал высшие священнические должности, иерархию их и их функции. Входить во святилище и прикасаться к дарам и жертвеннику дано было только Аарону и его семейству. Попытки равноправного отношения к священству как принцип "всеобщего священства" расценивалось как нечестие и виновные наказывались смертью. Так было с Кореем и его сообщниками. Всякое отступление от закона в те времена для не возрожденного человека свыше скорее уводило человека от Бога, чем приближало его к Нему, посему Бог жестко пресекал отступление от закона. Закон вообще есть вынужденная мера удержания людей от преступлений по причине бездействия веры и недостаточности вождения Духом Святым, т.к. при бездействии веры или недостаточности ее закон не содержит человека в близости Бога и освящающей силе Его. Потому то, принцип священства по чину Мелхиседека, основанный на вере и водительстве Духом Святым, содержащий принцип: "что не запрещено, то разрешено"- умножает права и свободы священников. Потому то, принцип священства по чину Аарона, основанный на законе, содержащий смысл: "что не разрешено, то запрещено"- ограничивает священников в свободах и правах.

Человек Божий, как служитель живого Бога! Ответь на вопрос в глубине своего сознания при согласовании с Духом Святым: какому принципу священства ты предуставлен? По чину ли Мелхиседека ты осуществляешь священнодействование благовествования или таинственным образом в тебе действует чин Аарона? Способен ли ты увидеть, что чин Аарона господствует в христианстве за всю историю его существования? Но священство по чину Аарона, данное Ветхозаветному Израилю "до времени пришествия семени", т.е. Христа и отмененное Христом как немощное, не приводящее людей к Богу священство , может существовать на сей день в иудействе или христианстве лишь по воле диавола. Проследи и увидишь, что только на заре христианства, в первоапостольской церкви прослеживается священство по чину Мелхиседека, но далее в епископальной и, тем более, в православной и католической церкви, а теперь- и в протестантизме господствует священство по чину Аарона! Попытки возвращения к принципам священства первоапостольской церкви расценивались господствующими вероисповеданиями как ересь и жестоко искоренялись. Знаешь ли об этом? Ясно, что всякому христианину, приступающему к делам служения значительно проще, если не единственно возможно лишь встроиться без рассуждения в существующую систему властвования и подчиненности, без всякого прекословия вставая под рукоположение старших. Но знаешь ли, что существующая система священнодействования и властвования, практически, во всех вероисповеданиях суть система "под стражею закона"? Знаешь ли, что хитрое искусство обольщения, тайна беззакония развивается в мировом христианстве путем разрушения веры и непосредственного вождения Духом Святым к подзаконности закону буквы и только после этого- к беззаконию? Чин Аарона, как идеальный "табель рангов", внедренный в христианство и некогда наличествующий в Израиле как иерархия храмовая и преображенный ныне как иерархия казарменная, идеально работает на Вавилонскую блудницу! Свободен ли ты от чина Аарона? Свободен ли ты от диавольского принципа властвования? Уверуй в слово Божие, что когда Иисус Христос сказал ученикам притчу о ворах и разбойниках, перелазящих инде во двор овчий, и о пастырях добрых, входящих дверью, то написано: "Они не поняли, что такое Он говорил им". Неужели эта притча стала понятнее на рубеже восстания антихриста и восторжествования Вавилонской блудницы? Не тайна ли это Божия?


А между тем, Христос, апостолы и пророки Нового Завета возвестили весь путь церкви Божией, предсказали о Вавилонской блуднице, о ересях, об отступлении от веры и обращению к закону, об обращению к басням, философии, лжеучениям, предупреждали о хищных волках, не щадящих стадо и т.д. Ясно же, что уподобляясь Христу, есть возможность быть "пастырем добрым, полагающим душу свою за овец, пасущим стадо охотно и богоугодно, из усердия, подавая пример стаду". Но есть возможность быть "волком в овечьей шкуре, вором и разбойником, наемником и пасти овец с принуждением, из гнусной корысти, господствуя над наследием Божием". "Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник". Но кто из христиан видит себя входящим инде? Кто видит дверь во священство по чину Мелхиседека? Кто вздрогнул от внедрения в чин Аарона? А между тем, всякий человек, открывающийся в делах служения, искушается диаволом точно так же, как искушался Христос в пустыне: "Падши, поклонись мне и все будет Твое". Но искушение властью как и всякое искушение есть таинственное духовное явление. Увидеть и понять это искушение чрезвычайно сложно. И если в отношении прочих искушений плоти христиане достаточно хорошо осведомлены, то в отношении искушения властью от диавола, практически, все они суть бессознательные младенцы, т.к. в чистом виде выделить и обособить в себе тот или иной образ служения, как тот или иной образ власти очень сложно. Они тонко сопряжены в человеке и пожизненно вытесняют один другого. Нельзя наивно полагать, что голос обольстителя явен или очевиден. Скорее он кажется всякому человеку голосом Христа и преследует якобы Божии цели. И отличить голос Христа от голоса обольстителя очень сложно.

Христианам во все времена и во всех вероисповеданиях, приступая к делам служения, довольно сложно соотнести себя с Аароном, т.к. тысячелетняя история лежит между ними. Но их объединяет отношение к закону, хотя христиане по недопознанию своему почитают себя "не под законом, а под благодатью", будучи, фактически, искушающимися обрезанием закона. Как Аарону прилежали жесткие предписания закона, так, в целом, и христианство во все времена подвластно закону, будь то закон государственный, закон Моисеев или закон Христов, воспринимаемый плотскими христианами как закон буквы. Если христианам сложно соотнестись с Аароном, то соотнестись с Мелхиседеком, т.е. ощутить себя внезаконным человеком, каким был Мелхиседек, им еще сложнее. А еще сложнее им понять образ служения Мелхиседека, каким он служил Богу, тем более, что писание впрямую ничего не говорит об этом. И хотя образ служения первоапостольской церкви и служение царей и пророков Ветхого Завета способны пролить свет ищущему христианину на этот образ служения, тем не менее, христианам от этого не прибавляется ясности.

Человек Божий! Исследуй и увидишь, что священство основывается на законе, будь то священство Ветхого или Нового Завета. И это не противоречит утверждению, что священство по чину Мелхиседека основывается на вере и вождении Духом Святым, т.к. вера Божия и вождение Духом Святым непременно содержат человека в законе Духа жизни во Христе Иисусе. Потому и написано: "С переменою священства необходимо быть перемене и закона". Не отменятся закон священства, но совершенствуется. А что Бог меняет образ священства, определенный прежде народу израильскому через Моисея, то видно из слов: "Клялся Господь и не раскается: "Ты священник вовек по чину Мелхиседека". Священство по чину Аарона, сопряженное с законом, переменено на иной, неведомый людям образ священства по чину Мелхиседека. Но с переменою священства неизбежно должен перемениться и закон, сопряженный с иным священством, закон иной, неведомый, не закон ветхой буквы, который ничего не доводит до совершенства, но наоборот, такой закон, который суть само совершенство, т.к. посредством священства и сопряженного с ним закона достигается совершенство. Но! Картина христианства не такова. Повсеместно и по всем вероисповеданиям и церквам исторически навязан принцип и образ священства по чину Аарона. Так, иерархия и административность во всех церквах, принцип посвящения в чин священника с непременным рукоположением старших служителей, субординация младших по отношению старших во всех решениях и делах, жесткие предписания и ограничения с жесткими санкциями для преступающих их- явно выявляют образ священства по чину Аарона. Основанием для существования этого чина является единственная причина- ослабление веры и возвращение к букве закона. Высокий духовный закон духа жизни во Христе Иисусе неверием христиан "ослаблен плотью" и низведен до закона буквы, относящейся до плоти. А это доказывает обратное: пребывание в образе священства по чину Аарона фатально удерживает церковь в сопряженном с этим священством законом. Где наличествует чин Аарона, там налицо закон ветхой буквы, т.к. закон ветхой буквы и чин священства взаимоувязаны. Насколько наличествует чин Аарона, настолько церковь искушается обрезанием закона ветхой буквы, и буква убивает. И та церковь, которая является искушающейся этим искушением, не знает и не имеет возможности воспользоваться "лучшей надеждой, посредством которой мы приближаемся к Богу", не имеет возможности приближаться к совершенству. И какие бы пышные слова проповедников ни неслись бы с трибун о свободе Христа, которую Он принес Своему народу и о "Церкви Первенцев, предназначенной для престола", которой является всякая поместная церковь, и о том, что "все мы род избранный, царственное священство" и т.д.- все тщетно, если образ священства по чину Аарона вплетен в церковь. На сей день, как и за всю историю существования церкви на земле, образ священства по чину Аарона суть раковая опухоль в организме церкви Иисуса Христа, выедающая со всяким постоянством живые ткани тела церкви, выпивающая все живые соки его, содержа его в обескровленности и одряхлении. "Пастыря испортили виноградники", т.к. не только практически ими были открыты двери церкви к чину Аарона, но на сей день и теоретически официально уже насаждено слово, что Христос является священником по чину Аарона. Так, в современном издании Библии с комментариями Скоуфилда при согласовании с многими христианскими центрами и мировыми богословами уже написано: "Христос в Своем служении следует образцу Аарона". Все, кто считает так, суть еретики с далеко идущими последствиями. Все, кто считает так и осуществляет священнодействование суть искушающиеся властью.


Так что, на сегодняшний день- "иерархия" в чине Аарона и "господство"- синонимы. Иерархии по чину Аарона нет места в Новом Завете. Иерархия в чине Аарона суть искушение властью, которая суть пожизненное папство, т.к. "господство" при законе силы, охраняющем господство, и есть искушение властью, а бессрочное пожизненное содержание подвластного народа в данной иерархии не может не быть для административных служителей искушением. Так как, иерархия по чину Мелхиседека- воля Божия, т.к. иерархическая лестница управления и подчиненности по чину Мелхиседека, в которой не предполагается господства и администрирования, призвана действовать лишь "до срока, отцом назначенного". Все, стоящие на иерархической лестнице по чину Аарона, т.е. обладающие административной властью "под стражею закона" суть господа и есть. "Нет власти не от Бога", но все административно- иерархические власти вне ли церкви, в церкви ли- вне Христа.

Церковь Божия, открывшаяся как первоапостольская церковь и впадая в исторические искушения- галатийское искушение и искушение властью, не могла не изменить своего образа. Церковь Божия век от века стала тяготеть к синагоге. И это удостоверяется словом Иисуса Христа: "Изгонят вас из синагог",- в котором подразумевается, разумеется, не иудейская синагога, к которой исторически христиане не имеют отношения, но подразумевается общность верующего народа во Христа, но властно искушающегося от диавола и изгоняющих Христовых. Или еще: "Вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город".

Но церковь Божия как предназначенная для престола должна соответствовать превознесенному образу Небесного Иерусалима и сопричислена духам праведников, достигших совершенства, должна соответствовать "скинии, показанной Богом Моисею на горе". Церковь Божия есть строение неба и на земле не существует, а все поместные церкви лишь в той степени являются Церковью Иисуса Христа, в какой сообразуются Небесному Иерусалиму. Столь же превознесено и небесное служение Богу Его прославленным творением: "Они пребывают пред престолом Божиим и служат Ему в храме Его". Именно этому образу служения соответствовал Мелхиседек, т.к. подобно Моисею также видел "скинию, показанную Богом Моисею на горе". Скиния, которую построил Моисей, а позднее- Иерусалимский храм, построенный Соломоном, также соответствовали "скинии, показанной Богом Моисею на горе". И хотя в этих построениях служение было "служением осуждения", но служение это было славным и столь славным, что царица Савская приходила посмотреть на великолепие Иерусалимского храма и прославленное служение Соломона. Но закатилась слава Иерусалимского храма и Дух Святой через разодранную завесу храма покинул святилище, когда Иисус Христос испустил Дух Свой на кресте. И воскресением Своим, пребывая одесную Бога в небесном святилище и будучи Первосвященником наших душ, открыл простой и легкий доступ во святилище и даровал по дару благодати Своей "служение оправдания". И "если служение осуждения было славно, то тем паче должно изобиловать славою служение оправдания". И церковь Божия "открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, должна преображаться в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа". Но церковь Божия, тяготеющая к синагоге, преображается в Вавилонскую блудницу. Дух иудейства, иудейское богопоклонение и мироощущение, шестиконечная звезда евреев триумфально шествуют по земле.

Но врата ада не одолеют церковь Божию, т.к. Слово Божие не может нарушится. "Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее", - сказал Христос. Но где же ныне эта церковь? Какая церковь является преемственной Иерусалимскому храму, Моисеевой скинии и скинии, показанной Богом Моисею на горе? Где же то прославленное служение оправдания, на которое пожелала бы посмотреть царица Савская? Таковой церковью, безусловно, является первоапостольская церковь и такая церковь сегодняшнего дня, которая по сути, уподобляется ей. Но все церкви христианства считают себя преемственными от первоапостольской церкви, все считают себя подобными ей. "Но не все дети Авраама, которые от семени его". И верны слова пророка Исайи к Ветхозаветному Израилю: "Авраам не узнает нас, и Израиль не признает нас своими". И сбудутся такие слова: "Апостолам Петру и Павлу не признать и не назвать своею церковью большинство церквей сегодняшнего христианства". А та церковь, которую бы они назвали своею, не признается большинством церквей сегодняшнего христианства. Да и царица Савская смогла бы увидеть прославленную церковь только при одном условии: если смогла бы судить о ней духовно. Плотской же, душевный человек не принимает того, что от Духа Божьего.


Церковь Божия, это, прежде всего, собрание душ человеческих, общность людей, уверовавших в Бога чрез Господа Иисуса Христа. Но таковыми почитают себя все христианские вероисповедания и церкви. Отличительной чертой Церкви Божией является исповедание Христа как Слова истины и проявленное действие Святого Духа в дарах, знамениях и чудесах. Но все церкви считают себя причастными слову истины и Духу Святому. Но исповедание Христа как Слова истины предполагает действие слова Божьего без повреждения. Но все церкви христианства, как им кажется, стоят на этом. Церкви Божией должно быть свойственно, начиная духом, заканчивать Духом Божиим, т.е. возрастать в познании Бога и принятии силы Божией, т.е. являться прогрессирующими по отношению Богоявления в эту общность. Но многие церкви, начиная духом, заканчивают плотью.

Церковь Божия внешними контурами своими представляет из себя поместную локальную организацию, руководимую старшим братом-служителем или группой служителей с постоянными собраниями для общих молитв, проповедей, бесед и общих духовных и материальных дел и в обязательном союзе таковых организаций. Но этой внешней стороне церкви Божией соответствуют все церкви христианства. Так что же, все-таки, отличает Церковь Божию от церкви-блудницы? Тайна Божия! Внутренняя духовная сущность ее, явление Христа и Духа Святого, Которые суть тайна Божия. Внутренняя духовная сущность Церкви Божией прочно и надежно утаена от внешних людей. "Не уразумеет этого никто из нечестивых",- говорит пророк Божий. "Покрывало это снимается Христом". Природа перекрещивания церкви Божией в церковь-блудницу или синагогу, а точнее говоря- уподобление Церкви Божией Ветхозаветному Иерусалимскому храму и Ветхозаветному образу служения и сопряженного с ним закона буквы, а также- священству по чину Аарона и всей структуре властвования и подчиненности, т.е. иерархии храма- природа эта также весьма духовна и таинственна. О сем надобно судить духовно.

Но почему же отступающая от Бога церковь Божия тяготеет именно к синагоге, а не к мусульманской мечети или восточной пагоде? Два исчерпывающих ответа существует на это. Во-первых, мечеть или пагода или еще какое-нибудь капище суть языческие капища. А церковь Божия является преемственной от Ветхозаветного храма. Она суть "дикая маслина, привитая к корню природной маслины". "И не она держит корень, но корень ее". И для всякого христианина и церкви Божией и Ветхий Завет, и вся история Ветхозаветного Израиля суть беспримерный пример опыта общения Бога с народом Божиим. И через изучение книг Ветхого Завета и принятие верою всех повелений Божиих к Израилю, пророчеств, притч и образов Ветхого Завета через Евангелие Христа служит к познанию Бога в духе и истине. Иисус Христос "вчера и сегодня и вовеки тот же". Дух Христов шел поколениями Израиля, к чему приникали в своих исследованиях Ветхозаветные цари и пророки. И христиане сопричислены Ветхозаветным праведникам и святым. Христиане суть дети Авраама. И потому, естественно и органично христианам ориентироваться на Ветхозаветный Израиль как на народ Божий и уподобляться ему.

И во-вторых, трагедия отступления Израиля от Бога и распятие Христа предопределили погружение Израиля во тьму. "Теперь ваше время и власть тьмы",- сказал Христос и Дух Святой покинул Иерусалимский храм, хотя Израиль до сего дня считает себя неоставленным народом Божиим и что он ведом все тем же Богом, с которым говорил Моисей на горе Синай. Но не Бог истинный пасет Израиля, а диавол пасет его до сего дня. Восстание антихриста, которым будет сверхцарь Израиля победоносно осуществляется на всей земле. И распяв Христа, Израиль пустился в исторический путь распятия христианства, т.к. нет для Израиля более злейшего врага, чем христианство. Вся история Израиля после Христа, все намерения и действия его суть тайная или явная непримиримая борьба на истребление или искривление истинного христианства, или переквашивание, или перекрещивание истинной церкви Божией в дух иудейства, в дух антихриста. В глубине высших посвящений масонских лож исторически из века в век вынашиваются и претворяются планы низложения христианства. Служителя "Великого Востока" из века в век победоносно вытесняют служителей отступающего христианства из церкви Божией. Символ креста низлагается символом шестиконечной звезды. И отступающая от Бога церковь поглощается синагогой. Дух иудейства и иудейское богопоклонение и мироощущение победоносно воцаряется в христианстве. Исторический Израиль после распятия Христа- авангард отступающего человечества от Бога и церковь Божия катастрофически и фатально увлечена этим авангардным движением. Отступление от Бога для церкви Божией возможно лишь через оставление веры и водительства Духом Святым к подзаконности закону буквы и только после этого- к беззаконию. Именно, отсутствие надлежащей веры в Иисуса Христа и подзаконность закону буквы и отличает синагогу от церкви Божией.


Церковь Божия как в первоапостольские времена, так и за всю историю христианства представляет из себя вид первичной ячейки-эклессии типа коммуны при старшем брате-епископе или группе служителей и равноправном демократическом членстве всего общества. В ней господствует принцип всеобщего священства: "Все вы род избранный, царственное священство". Но одновременно церковь есть множественное, разноликое общество, где находятся духовные мужи и младенцы, мудрые и неразумные, сильные и слабые, праведные и грешные, а посему, Бог поставляет одних на служение другим. И хотя Новый Завет есть Завет непосредственного познания Бога, "все от малого до великого будут знать Меня", но тем не менее, Бог определил и посредников между Богом и человеками: учителей, пастырей, пророков и т.д. для "совершения святых". Но это опосредованное предстояние пред Богом определено членам церкви до времени, "до срока, отцом назначенного", а по пришествии веры и сознательного откровения во Христе уже никто "не будет иметь нужды, чтобы кто кого учил, но помазание от Него" способно учить каждого. Сам Христос становится учителем каждого по достижении "срока, отцом назначенного". "Один у вас Учитель- Христос, все же вы- братья". И всякий член Тела Христова призван Христом к творческому изысканию своего места в Теле и своего призвания в служении друг-другу. "Мы многие составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены". "Когда вы сходитесь, у каждого из вас есть... чтобы все вы получали утешение". "По данной нам благодати имеем различные дарования, то имеешь ли служение, пребывай в служении, имеешь ли пророчество, пророчествуй, начальствуй с усердием, раздавай в простоте, благотвори с радушием". "Служите каждый друг-другу". И при этом предполагается, чтобы "младшие повиновались своим пастырям", но всем, т.е. и младшим и пастырям, "подчиняясь друг-другу, предложено облечься смиренномудрием", т.к. "больший должен быть как меньший и всем слугою". Отсюда, "если второму будет откровение, то первый молчи". По истине, в этих словах выражен высокий принцип плюральной демократии, так недоступный всякому обществу во все времена. И только в этом принципе служения сокрыт высокий образ служения Богу по чину Мелхиседека. И только такое служение является Новозаветным прославленным служением оправдания, или, по крайней мере, претендует на него.

Но для внешнего, плотского взгляда этот образ служения выглядит немощно и жалко. Нет в нем пышности и великолепия Иерусалимского храма, нет представительной храмовой иерархии, нет мистической обрядности, нет очаровательной атмосферы. Как нет и административного превосходства и господства под стражею закона. Но именно таковой не видной и невзрачной и была первоапостольская церковь. Именно в ней были явлены "взаимоскрепляющие связи и действия каждого члена в свою меру для приращения себя в любви". Именно в ней были явлены силы Духа Святого, слова истины без повреждения и многие обетования. Именно в ней не было правовости, господства, юридических санкций, административного превосходства, неравноправия, по крайней мере, они не господствовали в ней. Но именно в этом не видном и невзрачном служении Бог, как Бог устройства, силен управить это служение в стройное, благодатное служение, силен организовать несоединимую множественность людей в локальный живой организм, способный к стойкому функционированию и выживанию. Более того, только в таком образе служения есть место для непосредственного участия Самого Господа и Духа Святого в служении Ему. И как только в церковь входит закон, законническая иерархия и административность, регламент, обряды, постановления и человеческие предания, так Дух Святой изгоняется из церкви. И в целом, историческое христианство не достигало этого образа служения, да и сама первоапостольская церковь быстро утратила его.

Уже в первоапостольской церкви наметилось отступление церкви к отмененному Богом служению Ветхого Завета: "Если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись". И хотя апостолы противостали лжебратиям и галатийскому обрезанию законом, но процесс возвращения церкви к букве закона, а стало быть и процесс перекрещивания церкви Божией в синагогу прогрессировал и в епископальной церкви, и в православно-католической. Все вероисповедания протестантизма при рождении своем стремились возвращаться к первоапостольской церкви, но очень быстро синагога настигала и их.

Как известно, Иерусалимский Ветхозаветный храм представлял из себя три местоположения для народа: притвор Соломонов для народа, первую скинию для священников и народа и вторую скинию для первосвященника. Этому образу храма и уподобилась православно-католическая церковь, состоящая из предхрамовой площади для мирян и храма, разделенного завесой-иконостасом на место служения и "святого-святых" для высших священников. Этому же образу вполне соответствуют все фундаментальные вероисповедания протестантизма. Пышность и великолепие Иерусалимского храма вполне перекрыто великолепием и богатством православно-католических храмов, в то время, как первоапостольская церковь не имела и не могла иметь такого богатства, будучи всегда гонимой. Не может церковь Божия напоминать Иерусалимский храм или царские чертоги. Да и вообще, понятие "храм" или "церковь" не принадлежит архитектурному строению, но храмом или церковью Божией является общность верующего народа. Места же собрания этой общности могут быть самыми различными: от частных домов до "училища некоего Тиранна". Соответственно, такая общность не может быть разделенной трибуной и перегородкой, которые суть видимое и невидимое разделение церкви на паству и служителей. Но церковь Божия состоит из единого общества в едином неразделенном помещении, где каждый член является полноправно действующим и принимающим действия других. Церковь Божия- это прежде всего внезаконное, внеобрядное (не нормативное) общение душ человеческих, где у каждого члена "есть псалом, поучение, откровение, пророчество... к назиданию всех". В синагоге же признается безусловно необходимым упорядоченное (нормативное) богослужение, с правильно установленными проповедями назначенными научно образованными раввинами и профессиональным хоровым пением. Не этому ли соответствуют или тяготеют к сему все мировые вероисповедания христианства?

Надо сказать, что разделение Ветхозаветного Израиля на священнослужителей и народ, т.е. выделенность из народа Божьего колена Левиина как особого аппарата священнослужителей, послужило прообразом и основанием выделения особого аппарата управления для всего исторического христианства- религиозной администрации. А разделение аппарата служителей колена Левиина на высшие и низшие чины в служении, чинопочитание низшими чинами высших священников и непререкаемое исполнение низшими чинами приказов высших священников породило систему иерархии под стражею закона. Жестко регламентированное законом священство Израиля и подкрепленное "клятвой закона" на тысячелетия предопределило иерархическую форму управления и подчиненности для всего позднейшего христианства. Именно образ Иерусалимского храма и его иерархия священства стали прообразом христианской церкви. Именно всвязи с этим справедливо утверждение, что церковь Божия тяготеет к синагоге.


Особо необходимо сказать о материально-экономическом содержании церковью ее служителей. Во всех фундаментальных вероисповеданиях христианства для выделенных служителей существует право пользования средствами церкви как заработной платой, как это и было определено для Ветхозаветного колена Левиина, которое имело право по закону жить на десятину от народа. И хотя Христос сказал слово: "Трудящийся достоин пропитания", т.е. и в Новом Завете есть возможность жить от благовествования, но произнесено и запрещение на право пользования средствами церкви как зарплаты для администрации церкви. Так Павел говорит: "Мы имеем жертвенник, от которого не имеют права питаться служащие скинии". Что и доказал своею жизнью, служением и работой собственными руками. А если же и "ел, что предложат", то, разумеется, без какой бы то ни было правовости на то. Право же пользования средствами церкви как зарплатой за служение есть тяжкая и таинственная форма искушения властью для всех административных служителей христианства. И всякое такое правовое довольствование от церкви есть изгнание веры из дел служения и острый дьявольский крючок, на котором безнадежно сидят тысячи тысяч служителей христианства. Так как издревле и доныне "кто платит, тот и заказывает музыку".

Всякая цель вполне соответствует своим средствам. В зависимости от того, что строят, что созидают люди, они подбирают и соответствующие средства. Домостроительство церкви Божией требует священства по чину Мелхиседека и иерархии небесного образца. Строительство "Вавилонской башни" требует своей кастовости служителей, организованных в подобие священства по чину Аарона или жречеству языческого образца. Храм Божий созидается из "живых камней", на которые по воле Божией "наложено тесло" с целью удаления всего лишнего для прирастания и притирания друг ко другу, чтобы все они "стройно и без стука сложились в храм Божий". "Вавилонская башня" складывается "из кирпичей" вместо камней, т.е. из строительного материала, изготовленного по формам, т.е. людей, организованных по закону.

Надо сказать, что иерархия является универсальным свойством и видимого и невидимого мира, выражающееся в неравномерном распространении силы Божества в Его одушевленном творении и обязательном подчинении существа меньшей силы существу большей силы. Но иерархия иерархии рознь, т.к. со всякой очевидностью существует иерархия по Богу и иерархия по диаволу. И иерархия по Богу отлична от иерархии по диаволу, т.к. сила Божества является силой света, а сила антибожества есть сила тьмы. И между той и иной иерархией, как между той и иной силой положена непреодолимая пропасть, т.к. "Бог есть свет и нет в Нем никакой тьмы", в то время, как диавол есть тьма и нет в нем никакого света. И соответственно, нет никакой необходимости отыскивать в диаволе каких бы то ни было признаков света. И всякое сотворенное существо, будь то Ангел Божий или человек Божий, стоящие на своей иерархической ступени Божества, обязательно осуществляет благие, желанные цели как для высших, так и для низших существ. Не так в иерархии антибожества.

Иерархия по Богу выявляет служителей Божиих, которым свойственны черты Христа, т.е. посвящение Себя как большему Себя, т.е. Богу, так и посвящение Себя по-следователям Своим. "И за них Я посвящаю Себя",- говорит Христос. Как говорит и Давид: "Расточил, раздал нищим, правда его пребывает вовек". Именно "расточение" и "посвящение" себя и всего своего для блага других и составляет существо небесной иерархии. Посвящать или расточать себя означает отдавать себя с самопожертвованием для блага тем, кому отдают себя. А это посвящение возможно только лишь на основании любви. Иерархия земная или диавольская основывается на фактическом отсутствии любви, а стало быть и в отсутствии посвящения себя ради других. И такая иерархия как структура управления и подчиненности содержится беззаконным законом подавления и принуждения, беззаконным потому, что на закон принуждения нет воли Божией по пришествии Христа. Иерархия небесная содержит в себе закон побуждения, основанный на вере Божией и Духе Святом. Иерархия земная- закон принуждения. И если иерархия Ветхозаветного Иерусалимского храма в свои лучшие времена суть храмовая иерархия по Богу, т.к. содержалась Его законом, то иерархия исторического христианства в подавляющей массе своей- иерархия казарменная, т.к. в достаточной степени не содержалась верою и Духом Святым.

Иерархия большинства вероисповеданий сегодняшнего христианства выявляет особый аппарат начальствующих служителей- религиозную администрацию, привилегированный кастовый клир, основной функцией которого является содержание и подчинение большинства верующего народа волеизъявлению высших иерархов, которые в свою очередь подчинены еще более высшим властям и так далее до диавола. Централизация власти при законе принуждения- основной механизм властвования законодателя земли, т.е. диавола. И потому, главной задачей религиозной администрации является централизованное подавление и удержание в повиновении зависимого большинства церкви и в принуждении ее к подневольному сознанию и действованию, и в противодействии всякой устремленности человека к свободе совести и свободе действий, а также- освящение и неприкосновенность существующего порядка церкви.


Закон (право) является лучшим средством целенаправленного воздействия на волю и сознание верующих людей, чтобы властно обязывать их вести себя определенным образом в достижение определенных целей законодателя. А наличие карательной функции закона при изощренной системе наказания и при карательных органах церкви- цензуры, сыска и суда довольно легко содержат и направляют огромные массы верующего народа к целям законодателя. И хотя подзаконность нормативному порядку церкви подается административным клиром как благо для верующего человека и как бы не предписывает ему тот или иной образ мышления и верования, но, фактически, закрепощает и сознание его, и волю, и совесть, содержа его в состоянии умственной подопечности. Но бессрочное, пожизненное содержание народа в этом состоянии не может не быть искушением для административных служителей, т.к. служитель Божий является предстоятелем и посредником между народом Божиим и Богом только до времени, "до срока, отцом назначенного". Незнание или нежелание знать этот срок и стремление присвоить себе монополию знания Бога превращает служителя в идола, господствующего над волеизъявлением человека в Боге, над его совестью и мышлением, над его свободой проповеди и действий. В то время, как служителя церкви должны были бы кровно заинтересованы в формировании в личности верующего человека твердых установок на сознательное, т.е. не за страх, а по совести соблюдение Евангельских истин, т.к. свобода воли или свобода совести верующего- главное неприкосновенное свойство личности всякого человека, на которое не должно распространяться законодательное (правовое) регулирование любого властвующего органа церкви. Но в свое время разделив церковь на паству и служителей и встав в привилегированное положение под стражею закона, клир служителей обрел правовость для управления, подчинения, законодательства и суда над народом Божиим. Но правовость священнодействия административных служителей есть изгнание веры из дел служения, а домостроение их суть Вавилонская башня, грозящая разрушением. Итак, опираясь на силу всей иерархии вероисповедания и изощренные средства принуждения и наказания и опираясь на обязательные для всей церкви законы исповедания и поведения, администрация церкви диктует свою волю массам верующих людей, что неизбежно делает ее все более антагонистически отчужденной от народа, выявляет ее, по-существу, господствующей кастой, осуществляющей свою диктатуру. Диктатура клира над народом Божиим есть господство под стражею закона, есть искушение властью, породившее уродливое и удручающее явление в христианстве- институт папства.

История папства в христианстве начинается с первых дней первоапостольской церкви и внутренняя сущность ее выражается словами апостолов: "Любящий первенствовать Диатреф не принимает апостолов и желающих принимать изгоняет из церкви". Не это ли диктатура клира над наследием Божием, не это ли господство над народом Божиим при законе силы, охраняющем господство? Не люциферианское ли это искушение, т.е. искушение "сынов зари", т.е. младенческое стремление "хищением быть равным Богу"? Так было и в Ветхозаветном Израиле в классическом примере восстания Авессалома в борьбе за царство с отцом своим Давидом, когда сын вопреки воли Божией ищет убить своего отца, в то время, как отец по смерти сына, плача, говорил: "О, Авессалом, Авессалом, кто дал бы мне умереть, вместо тебя!" Налицо на Давиде небесные принципы властвования, а на Авессаломе- стремление властвовать по диаволу.

Именно, в первоапостольской церкви был положен крен в сторону папства, что в дальнейших веках привело к дальнейшему накренению церкви вплоть до заваливания ее набок и кораблекрушению в вере. С христианством произошло то же, что и с Израилем. Как непродолжителен был период Авраама с его верховенством веры и непосредственным вождением Божиим, так непродолжителен был и период верховенства веры в первоапостольской церкви. И хотя за всю историю Ветхозаветного Израиля продолжали восходить над горизонтом Израиля сияющие звезды: Самуил, Давид, пророки и другие, но в целом- весь Израиль шел к распятию Христа, так и в христианстве избранные христиане, как звезды, восходят к Богу, в то время, как христианство, в целом, хоронит Христа. Как Аврааму вера вменилась в праведность, а потомкам его был дан "не могущий животворить закон", так и первоапостольская церковь на мгновение встала в Боге оправдательною верою, но в последующие века христианство отступило от веры и живого водительства Его к закону и делам плоти, что и породило "институт папства" и "цезарепапизм", т.е. оязыченный вариант христианства. И потому, все было осуществлено уже в первоапостольской церкви. Именно в ней были запущены таинственные механизмы отступления от Бога. И потому, больше целесообразности в рассмотрении причин возникновения папства в первоапостольской церкви, чем в следственных признаках его в последующих веках.

Итак, основной причиной отступления первоапостольской церкви было неверие или точнее говоря- недостижение веры Божией и как следствие этого- потеря близости освящающего и водящего Бога и возврат к закону и делам плоти. То есть предстояние пред Богом по плоти и познание Его по плоти. А это неизбежно приводит к стремлению "первенствовать и не принимать апостолов". "Вы любите приветствия в народных собраниях и предвозлежания на пиршествах",- говорит таковым Христос. "Вы уже обогатились, вы пресытились, вы стали царствовать без нас. О, если бы вы и в самом деле царствовали, чтобы и нам с вами царствовать",- говорит апостол. В то время, как "последним посланникам Бог судил быть как-бы приговоренными к смерти, потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков",- говорит апостол. "Позорищем", но не господствующей кастой.

Стремление к первенствованию есть возвышение самого себя, есть явление "во имя свое", есть люциферианское искушение. Не так ли поступал и херувим осеняющий: "Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, взойду на высоты Божии, буду подобен Всевышнему". Это есть стремление "хищением быть равным Богу". И такое стремление неизбежно сопряжено со стремлением истребления высшей Божественной власти и ее Представителя. Так диавол истребляет все Божественное. Так Израиль распинает Христа. Так Авессалом ищет умертвить своего отца. Так Диатреф не принимает апостолов.


Изгнание апостолов началось уже из первоапостольской церкви, т.е. церкви, созижденной апостолами. "Вы уже обогатились, вы пресытились, вы стали царствовать без нас",- говорит своим детям родивший их отец. Побуждения Павла к тому, что бы служителя церкви "не судили бы ни о ком прежде времени, не превозносились бы пред другими и не мудрствовали бы сверх того, что написано, но думали бы о себе скромно, по вере веры",- не достигали цели. "На личность ли смотрите", т.е. по плоти ли судите",- говорит апостол. "Прошу, чтобы мне по пришествии моем не прибегать к той твердой смелости, которую думаю употребить против некоторых, помышляющих о нас, что мы поступаем по плоти. Но орудия воинствования у нас не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь". И еще: "Неужели я сделался врагом вам, говоря истину?" И более того: "По отшествии моем войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою". И этот процесс восстания Диатрефов, не принимающий апостолов и их учения, не уменьшился, но умножился в последующие века. Как издревле "рожденный по плоти гнал рожденного по духу", так было и в первоапостольской церкви, так и до сего дня.

В самом деле, "любящий первенствовать Диатреф, не принимающий апостолов"- не православно- католическая ли это церковь с ее удивительным и упорным стремлением доказать свою преемственность от апостолов и проливающая кровь множества людей? Не "папство" ли это протестантизма, так же быстрое на пролитие крови, неправедные суды, отлучения, разделения, отсутствие примирения и общения? Но "Диатреф не принимает апостолов" до сего дня, т.е. "папство" христианских вероисповеданий не способно принять апостолов. И давно уже изгнаны из церквей те, кто "желал бы принять апостолов". И сбываются слова Христа: "Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня". Но что значит "не принимать апостолов" или стремление истребить высшую Божественную власть? Притом, что все и епископа и архиепископа христианства почитают себя угождающими Богу и последователями апостолов. Притом, что все вероисповедания христианства почитают себя истинной церковью Иисуса Христа и находят себя преемственной от первоапостольской церкви. Притом, что любая церковь почитает своими учителями Христа и апостолов.

Ответим на это словами апостола Иоанна: "Сие возвещаем вам, что мы видели и слышали, чтобы и вы имели общение с нами; а наше общение- с Отцом и Сыном". И если бы апостолы без вида и величия явились бы в сегодняшнее христианство с тем, "что видели и слышали" от Бога и предложили бы ему диалог на уровне учения Нового Завета и откровений Божиих при всей замысловатости и неудобовразумительности речи своей, то были бы не узнаны как апостолы, уничижены и изгнаны. Более того, напыщенное и чванливое духовенство сегодняшнего христианства не удостоило бы апостолов элементарным вниманием и не допустило бы их к трибунам. В то время, как даже начальствующие в синагогах предлагали Павлу и Варнаве говорить слово: "Мужи братия! Если у вас есть слово наставления к народу, говорите". Но сегодняшнее христианство до такой степени разделено непреодолимыми стенами отчуждения, что уничтожена или сведена на нет свобода проповеди и священнодействия не только для представителей иных вероисповеданий, но и внутри исповеданий. Все церкви сегодняшнего христианства почитают себя истинными и отказывают в истинности всем прочим церквам. Нет в них места и апостолам последнего времени. "Посему, вот Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город",- говорит Христос. Официозное христианство сегодняшнего дня погребает Христа как Слово Божие, как апостольское учение Нового Завета. Именно, истребление таинственной сущности учения Нового Завета из основоположений господствующих вероисповеданий и изгнание всех посланных от Бога для просвещения этих вероисповеданий и есть "не принятие апостолов " и истребление высшей Божественной власти. Таковым слова: "Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною". И практически, на сегодняшний день уже нет силы, которая могла бы остановить официальное христианство на пути отступления от Бога, впереди у которого- суд Божий.

Итак, уже в первоапостольской церкви началась непримиримая борьба апостолов, как посланных от Бога и "диатрефов", как посланных диаволом. Борьба Авелей и Каинов, Павлов и Савлов, борьба приходящих свыше и приходящих от земли, борьба рожденных свыше и рожденных по плоти. Потому то, апостол Павел и говорит: "Не все дети Авраама, которые от семени его, то есть, не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя". То есть можно сказать, что как "не все те Израильтяне, которые от Израиля", так точно и не все Христовы, которые от христианства. Как издревле, так и доныне- "рожденный по плоти гонит рожденного по духу". И эта непримиримая борьба, начавшаяся в первоапостольской церкви, продолжилась и усилилась в последующие века.

И если христианство первого века еще не знало церковной организации, должностных лиц и культа клира и вместо административного священства были учителя, пророки, апостолы, проповедники и т.д. из среды верующих в церкви, обладавших вождением Духом Святым и непосредственным знанием Бога, то во втором веке все концентрируется в руках пресвитеров и епископов, которыми становились старейшие члены общины по возрасту и стажу. Началась борьба плотской степенности и влиятельности с духовностью, борьба епископов, якобы унаследовавших от апостолов благодать Божию, с харизматиками, т.е. водимыми Духом Святым. Анархические и индивидуалистические "бредни" харизматиков вытравливались. И продолжилось движение к самодержавному епископу. (Богоносец): "Нет церкви без епископа". (Игнатий): "Один Господь, одна чаша, один алтарь, один епископ с его клиром. Следуйте епископу, как Христос следовал Отцу. Санкция епископа есть санкция Бога".


В течение 2-3 веков епископа становились единоличными руководителями в большинстве общин. Почти все они находились на содержании общин. Право отпускать грехи отделило служителей от народа, сделало их "избранными", в противопоставление избранности всей церкви первоапостольского периода. В руках епископа сосредоточилось право учительства, пророчества, надзирательства. Истинность учения определялась уже словом и делом епископа, на которого якобы перешла "апостольская благодать". Исчезали собрания верующих для совместных трапез, проповедей и пророчеств . Женщины отстранялись от церковной деятельности. Складывался порядок богослужения, когда только клирики читали слово Божие. Та благодать и слово, которые были достоянием всей первоапостольской церкви, стали достоянием только клира, а особенно епископа. А церковь, сначала понимающаяся как совокупность христиан, стала пониматься как учреждение. (Киприан): "Надлежит знать, что епископ в церкви, а церковь в епископе. Кто не с епископом, тот вне церкви". Отсюда- институт папства. И если сначала все епископа именовались "папа", то в 6 веке- только римский, который стремился стать "епископом всех епископов". Стремление установить единые религиозные обряды, церемонии, молитвы, догмы, правила поведения и т.д., которые подавались как наиболее угодные Богу и обязательными для всех. Усиливалось стремление доказать свою преемственность от первых апостолов и тем самым занять главенствующее положение среди всех церквей. Появлялись архиепископа-митрополиты, главные служителя над несколькими епископами и церквами. Церковь превращалась в иерархическую многоступенчатую организацию, уподобляясь Ветхозаветному храму, уподобляясь жречеству языческого образца, в котором низшие чины полностью зависят от высших. Отсюда, и аппарат принуждения для подчинения всех, т.к. земная иерархия и господство суть одно.

Первые собрания христиан, вытесненные из синагог иудеями, не имели своих особых молитвенных домов или храмов, а собирались в частных домах, принадлежащих их единоверцам, а также под открытым небом- везде, где собирались верующие. Но позднее, по мере признания церкви государством, для богослужений стали использоваться специальные помещения- "господний дом", "церковь", которые христиане стали строить по всему миру. Церковь стремилась создать пышное торжественное богослужение, отличное от повседневного быта. И христианские храмы становились все заметнее, конкурировали с языческими храмами, привлекали массы людей.

Но первые века для христианства еще изобиловали гонениями и расправами со стороны языческих властей. Поначалу языческие государства не отличали христиан от иудеев, а воспринимали распри христиан с иудеями как споры в иудейской религии и равно гнали как тех, так и других. Но уже при Нероне (64 г.) христиане были преданы жестоким пыткам и казням. При императорах Деции, Валериане, Диоклетиане были созданы запреты на исповедание христианства, сжигались их книги, разрушались церкви, конфисковывалось имущество, многие христиане были казнены. Были призывы к полному истреблению христиан. Были официальные запреты о вступлении в христианскую и иудейскую веру. Но были и проявления интереса и сочувствия к ней. Внутри же церкви шла и усиливалась ожесточенная борьба всвязи с вероученческими и организационными вопросами, а также всвязи с появлением множества заблуждений и ересей. Все это угрожало церкви разрушением и побуждало ее к изысканию выживаемости. Страх перед гонениями от языческого мира и стремление к стабильности существования в нем, а также- потребность в единстве, с одной стороны, и распространение христианства- с другой, порождали у христиан потребность построения "единой, непогрешимой, вселенской церкви", унаследовавшей от апостолов авторитет и благодать. Стремление же к единству, естественно, выражалось в единовластии. И сначала был выдвинут тезис о "непогрешимости церкви" (Тертуллиан), а затем и тезис о "непогрешимости папы"- ее верховного епископа и владыки. Но главное, эти причины подвигали церковь к поиску союза с властями мира сего. Христос не оказался для церкви Спасителем от всех бед и церковь нашла укрытие от них в союзе с государством. Она сумела приспособиться к "миру", принять существующий порядок и даже оправдать его и получить поддержку государства. Но мало этого. От первых дней союза церкви и государства в церкви вызревали и оформлялись идеи “божьего государства на земле", что веками церковь стремилась претворить в борьбе со светскими властями за власть над миром. И как искушаемый Ветхозаветный Израиль возопил к Самуилу: "Дай нам царя, как у всех народов",- так бессознательно искушаясь, христиане отвращались от Христа, открываясь во властвовании люциферианского образца.

Миланский эдикт (313 г.)- легализация церкви. Церковь не замедлила воспользоваться своим новым положением. Едва получив признание, она сразу же начала использовать государственные средства насилия для решения своих внутренних разногласий. Языческие храмы разрушались и земельные владения храмов отдавались христианским церквам. Христиане устраивали погромы язычникам. В руках церкви скапливались огромные богатства за счет конфискации владений языческих храмов, покупки земли и дарений. Императоры постановляли: "Если чем-нибудь овладели церкви, мы предписываем, чтобы они это прочно удерживали". Так и Карл Великий за счет дарений и десятины, которой обложил все население страны в пользу церкви, упрочил ее экономическую мощь. За 4 века своего существования христианские организации прошли сложный путь от маленьких общин-эклессий, гонимых и презираемых, в могущественную церковь, с которой вынуждены были считаться правители империй и королевств. И далее, огосударственная христианская религия за всю историю своего существования остро нуждалась в поддержке и защите государства- и прежде всего- военной. Но и государственная власть не менее нуждалась в поддержке церкви. Государство посылало войска для борьбы с еретиками, церковь содействовала политическим и военным делам государственных властей. (Епископ Несторий- императору Феодосию 2): "Помоги мне против еретиков, а я помогу тебе против персов".


Сразу же по вступлении в союз произошло укрепление церковной организации и официальное оформление церковной иерархии. Уже на Никейском соборе были оговорены особые права епископов главных городов- метрополии: они получали право отводить кандидатов при выборе епископов других городов. Рядовые верующие были отстранены от выборов епископов. Произошло решительное разделение церкви на паству и клир священнослужителей. Лучшим образом этот образ церкви утверждается словами папы Пия 10: "Церковь по природе своей- общество неравенства. Она включает две категории людей: пастырей и паству. Только иерархия движется и руководит... Что же до массы, то ее долг- страдать, быть ведомой и покорно следовать приказам тех, кто ею руководит". С того времени кандидатов выдвигали духовенство и светская знать, а митрополит назначал по своему выбору одного из них епископом. Произошло разделение и внутри клира- выделились духовные лица (священнослужители), которые совершали богослужение и осуществляли руководство церковными организациями; им подчинялись низшие клирики (чтецы, певчие, помощники дьяконов и т.д.) Епископ рукополагал всех священнослужителей. Священство по чину Аарона прочно и на века взяло верх над священством Нового Завета.

Сразу следует сказать, что говоря о государстве, как властвующем органе, будем прямо говорить о фактическом властвующем органе, а не о мифической власти государства, т.к. само по себе государство- безлично. Всякое государство само по себе не является ни субъектом правовых отношений, ни законодателем, ни властным органом. Государство внешне выражено совокупностью власти, общества и территории и может быть фактически олицетворено, представлено только особой публичной властью, которая чаще всего является официальным его представителем. Такой публичной властью во все времена были патриархи, судьи, цари, императоры, монархи и их окружения. Здесь кончается публичная власть. В последние демократические времена властвующий орган скрыт за ширмой народовластия и не является публичным. Но в любом случае нет возможности говорить о государстве как властвующем органе, т.к. и территория, и общество людей сами по себе- безличны и не могут иметь отношения к властвованию. Посему, выражение: "Государство осуществляет управление обществом",- есть умышленное искажение сути явления. Вернее говорить: "Властвующий орган посредством государства как системы управления осуществляет управление обществом". Причем, идеологические, кровнородственные и территориальные признаки государства являются доминирующими и в большей степени принадлежат не государству, но властвующему органу. Посему, говоря о союзе церкви и государства надо говорить только о союзе церкви с властью мира сего, т.е. о союзе церкви и диавола.

Союз церкви и государства- явление столь значительное для церкви и для всего мира, что его невозможно переоценить. В этом союзе совершилась некая духовная акция, сделка, альянс, что в конечном итоге приведет и государство и церковь к одной цели- откровению в антихристе. Эта акция является продолжением развивающейся исторической "тайны беззакония", возвещенной апостолами. От апостольских дней недостаток и ослабление веры ввергло первоапостольскую церковь в галатийское искушение, что в свое время, продолжая ослаблять веру, утверждало ее в законе и плоти. Отпадая от Христа и благодати, церковь оказалась, в целом, "не принявшей Христа для своего спасения" и "Бог послал ей действие заблуждения и она стала верить лжи". Оказываясь в границах "древа познания добра и зла", "закона заповедей" и морально-нравственного совершенствования, церковь, в целом, оказывалась "хвалящейся по плоти" и вверглась в следующее искушение- "нежелание быть гонимой за крест Христов". И это привело ее в союз с властями мира сего. Вкусив же начатки плотской свободы, силы и власти, церковь вверглась еще в одно искушение- искушение властью с последующим стремлением к господству. И далее, на протяжении многих веков уже не было силы на земле, которая угрожала бы существованию церкви. Напротив, монархи, государи и другие силы человечества трепетали от власти церкви и жили и строили свою политику с оглядкой на нее. И хотя сначала этот союз не выглядел для церкви столь угрожающим, но в нем была запрограммирована вся идея отступления церкви от Христа и потребовалось только время для осуществления этого. Церковь не могла не пойти в этот союз, но она не должна была идти в него, т.к. она осквернилась и оплодотворилась от него, отразила в себе образ князя мира сего и оказалась блудницей.

Церковь первых веков извратила свой путь пред Богом по причине своего младенчества и неискушенности. Многие решения и действия православно-католической церкви 2-5 веков могли бы быть духовно безвредными для нее, будь они по вере в духе Христа, т.к. учение Нового Завета без предубеждения позволяет всё. "Все позволительно, но ничто не должно обладать мною",- говорит апостол. И союз церкви и государства, и обогащение церкви, и постройка роскошных культовых зданий, и распределение священнических должностей в клире, и создание и освящение культовой обрядности и церковных богослужебных постановлений, и взаимодействие с властями, и монашество, и многое другое могло бы быть приемлемым для церкви в ее творческом пути. Но это допустимо лишь для тех христиан, кто "победил лукавого" и кто познал, "что идол в мире- ничто". Христос сказал: "Я победил мир",- но ясно же, что далеко не все христиане могут сказать так. "И сия победа, победившая мир, есть вера". Православно-католическая церковь, отпадая от веры и погружаясь в закон, не могла побеждать мир, а стало быть то, что ей могло быть "по зволено", не стало "полезным". Падение православно-католической церкви произошло от ее неправомочного "употребления идоложертвенного", т.е. христиане первых веков дерзнули войти в "капище", но осквернились от него. Но это прежде всего- и вина и беда служителей церкви, т.к. они являются ответственными за слово Божие и за народ. И если все прочие искушения равно прилежат всем верующим во Христа, то искушение властью, прежде всего, прилежит служителям церкви. И сбывается пророчество Библии: "Пастыря испортили виноградники".


Итак, в первоапостольской церкви началась непримиримая борьба апостолов, как посланных от Бога и "диатрефов", как посланных диаволом. Историческая борьба Авелей и Каинов, Павлов и Савлов, борьба приходящих свыше и приходящих от земли, борьба рожденных свыше и рожденных по плоти. И если в первоапостольской церкви эта борьба еще выражалась в неприятии и злословии апостолов, то в последующих веках понеслись проклятия и полилась кровь.

( де Местр) "Законная власть всегда божественна. Законно-религиозная власть ничего общего не имеет с насилием, потому что она священна, исходит от Бога". И уж, разумеется, на таком основании может произрастать только произвол и беспредел. И уж, разумеется, законно-религиозной властью необходимо почитать "папство" всех вероисповеданий христианства. И это относится не только к "папству" православно-католической церкви, но и к "папству" всех протестатских вероисповеданий, т.к. в свое время и в разной мере "папство" православно-католической церкви внедрилось и в протестантизм.

(Николай 1) "Папа- живой закон, его слово- слово Божие, его дело- Божие дело.

Церковь- единый организм, душа которого- папа. Папа хранит веру и толкует ее догматы. Папа- высший цензор и вправе налагать самые жестокие наказания на отступников. Папа- источник права, высший законодательный орган христианского мира."

(Бонифаций) "Мы торжественно заявляем, определяем и утверждаем, что подчинение римскому первосвященнику есть для каждого человеческого существа необходимое условие его спасения". "Папа- это тот, кому Христос сказал: "Управляй народами лозою железною и разбей их, как сосуд глиняный". Григорий 7 настойчиво претендовал на признание папской власти как высшей власти на земле. "Не настолько золото ценнее свинца, насколько власть священническая выше царской. "Прийдите, святейшие и блаженные Петр и Павел, дабы весь мир мог понять и узнать , что если вы можете вязать и решать на небе, то вы также можете делать это и на земле- давать и отнимать империи, королевства, княжества и графства и все, чем могут владеть люди". Это ли не стремление к "господству над народами", "ревнование до того, чтобы делать зло", т.е. принятие власти к разрушению дела Божьего, а не созидания. Это ли не искушение люциферианской властью? И вследствие такого основания- крест и меч пошли по Европе, и запылали костры инквизиции. Это ли не "дыхание угроз и убийства" Савла? Это ли не человеконенавистничество Каина? Что, если бы Христос разрешил Своим ученикам, как Илии, свести огонь с неба и испепелить непринимающих Его? "Не знаете, какого вы духа",- скажет Христос в Свой Судный День папству всех вероисповеданий христианства.

Инквизиция и инквизиционные процессы до сегодняшнего дня, имеющие место во всех вероисповеданиях христианства- зловещее, диавольское, ни на йоту не имеющее отношение ко Христу, явление. Инквизиция в духовной сущности своей суть неправедные суды, которые имели и имеют место всегда и во всех вероисповеданиях христианства. Неправедные суды вообще суть рок и для человечества вообще и для общности народа Божьего, будь то общность Ветхозаветного Израиля или христианство. Неправедный суд, вообще, начался от Каина. А сколько праведной крови пролито в неправедных судах в Израиле? Не меньше совершено неправедных судов и в христианстве. Слова Христа: "Не судите, да не судимы будете" и "судите судом праведным",- явно оказались недостаточными для христиан. Слова Христа: "Да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, убитого между жертвенником и храмом",- отнесутся не только к Израилю, но и к христианству.

Инквизиционные процессы во всех вероисповеданиях христианства как неправедные суды оказались возможными вследствие единственного- не познания тайны Божией в лице Иисуса Христа. И как бы ни обосновывали свои действия инквизиторы христианства- они не правы, именно, вследствие не познания Иисуса Христа. "Изгонят вас из синагог",- говорит Христос, т.е. "совершат над вами суд неправедный". "И наступает время, когда всякий убивающий вас будет думать, что он тем самым служит Богу",- т.е. "совершат над вами суды неправедные". "Но все то сделают вам, потому что не познали ни Отца, ни Меня",- говорит Христос.

Основанием для праведного суда Божьего может быть единственное- посланность от Бога, т.к. суд- дело Божие. Как некогда в Ветхозаветном Израиле судьями в народе были непосредственно избранные Богом помазанники Божии, так точно должно было быть и в христианстве. Суд в широком смысле этого слова- это судебный процесс, включающий в себя многие духовные действия: исследование дела, выяснение состава преступления, определение вины подсудимого, применение нормы права, соответствующей составу преступления и вине подсудимого и вынесение приговора. И при том, что в любое вышеуказанное действие властно вторгаются разные люди, мнения, духовные силы, и непосредственно сам судья со своим уровнем просвещенности от Бога или искушаемостью от диавола, то ясно, что совершать суд праведный- ответственнейшая и высокая миссия. Притом, что для человека, находящегося под судом, решения суда и вынесение приговора являются судьбоносными. И учитывая невообразимые трудности в этом деле для всякого человека и приостанавливая распространение зла от судов неправедных, Христос говорит: "Не судите..." И апостол Павел продолжает: "Не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения".


О высоком Божественном определении суда Божьего говорит апостол Иоанн:

"Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него". И Сам Христос говорит так: "И если кто услышит Мои слова и не поверит , Я не сужу его: ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир. Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день". Потому и Иаков говорит: "Кто судит брата своего, тот судит закон; а если кто судит закон, тот не исполнитель закона, но судья. Но Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить".

Итак, Сам Христос не судит тех, кто услышит Его слова и не поверит, христианство же потонуло в неправедных судах. Что же явилось основанием для инквизиционных судов в историческом христианстве? Вероятно, слова Христа: "Не судите по наружности, но судите судом праведным". Или слова апостола Павла: "Святые будут судить мир... и ангелов". И еще: "Не внутренних ли вы судите?", вероятно, понимаемые инквизиторами как основание для суда. Но в этой позволительности суда звучат слова о святости и праведности Божией, т.е. позволительность свершения суда для тех христиан, кто "вынул бревно из своего глаза" и может посодействовать "вынуть сучек из глаза брата своего". Это для тех христиан, кто обрел в Иисусе Христе основания небесной власти: веры Божией, любви Божией, праведности Божией и свободы. И это для тех христиан, кто праведен праведностью от веры, а не от закона и кто свободен от греха. Эта позволительность для тех, кто уяснил для себя, что Иисус Христос принес суд, который "должен начаться с дома Божьего", а не с мира. Да и приговор церковного суда жестко определен апостолом Павлом: "Не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается...(грешником)", т.е. "извержение нераскающихся грешников из среды церкви". И только в этом суть его слова: "Не внутренних ли вы судите?" Внешних же, вообще, не дано судить. "Ибо что мне судить и внешних?- говорит он,- внешних судит Бог". Однако костры инквизиции сжигали как внутренних, так и внешних.

Смертная казнь не определена церкви Божией. Нет ни одного слова в Евангелии, санкционирующего плотского приговора к смерти. Слова Павла: "Я решил в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа",- предполагают действие Самого Господа и Его чудодейственной силы общей с силой апостола в предание нераскающегося грешника во власть силы диавола для плотской смерти, ради спасения духа. Как же это законное священнодействие апостола не согласуется с действиями инквизиторов, налагающих властные плотские руки на "еретиков" и отправляющих их на обычный материальный огонь. О, если бы инквизиторы всех времен поступали бы как апостол Петр, словом убивая Ананию и Сапфиру. И если Христос "словом изгонял духов", то исторические инквизиторы- мечем и огнем. И если Христос не стал призывать 12 легионов ангелов для защиты Себя и Своего слова истины, то инквизиторы, как не могущие призвать ангелов или свести огонь с неба на непринимающих их, призывали 12 легионов воинов для расправы над еретиками и пользовались карательной силой государственной власти или карательной силой церковных постановлений и своими человеческими запретами и ограничениями, связанными накрепко и с угрозами. Именно на этом стояли и стоят "Савлы" исторического христианства как искусившиеся властью по диаволу. И в этом образе властвования происходит "принятие власти от первосвященников", т.е. в иерархии земного образца для терзания церкви Божией и "господства над наследием Божиим", т.е. "принятие власти к разрушению дела Божьего, а не созидания, ревнование до того, чтобы делать зло". В то время, как в лице апостолов и всех властвующих по воле Божией властвование происходит не иначе как вследствие поворотной встречи с Богом на пути в пустыне, озарения и ослепления от Его славы и света, принятие власти "по дару благодати Божией, данной действием силы Его", принятие власти от Бога "к созиданию, а не к разорению".

Так, Августин первым провозгласил все средства воздействия на еретиков, вплоть до казни. Он делал вывод, что христианская любовь к ближнему обязывает не только помогать вероотступникам спасти самих себя, но и принуждать их к этому, если они добровольно не отказываются отречься от своих пагубных воззрений. Порки, пытки и даже смерть наносят вред лишь грешной плоти- "темнице души", если с их помощью можно возвратить еретика на путь истинный. "Они (еретики) убивают души людей, в то время, как власти только подвергают пыткам их тела; они вызывают вечную смерть, а потом жалуются, когда власти осуждают их на временную смерть". По Августину, наказание ереси не зло, а акт любви. Так, Иероним доказывал, что такое проявление рвения в деле защиты Божьего дела не есть жестокость, ибо покарание грешника является лучшей формой благочестия; оно ведет через смерть тела к спасению души. Так, Феодосий 1 издал ряд эдиктов о преследовании еретиков до смертной казни с конфискацией имущества в пользу государства. Так, Фома Аквинский провозглашал: "Ересь есть грех; и те, которые его совершают, заслуживают не только исключения из церкви, но и исключения из жизни путем смерти". Что же еще добавить к сказанному? До какой же степени надо быть обольщенным диаволом , чтобы отцам исторического христианства говорить так! До какой же степени надо не иметь отношения ко Христу, чтобы не иметь возможности понимать Его слова!


Ереси, действительно- бич церкви, терзающий ее на протяжении всей истории. И служителя исторического христианства изнемогали до крайности в борьбе с ними. Но судить о ереси до невозможности трудно, т.к. как Иисус Христос суть тайна, так и духовная сущность всякой ереси весьма таинственный вопрос. И христианство запуталось в понимании ересей. И костры инквизиции равно сжигали как действительных еретиков, так и возвращающихся ко Христу. За всю историю христианства от огосударственной православно-католической церкви отходили многие секты- катары, вальденсы, "апостольские братья", лолларды, табориты, богомилы и многие другие, которые стремились к первоапостольскому христианству, всеобщему священству церкви, простоте в Духе Святом. И при наличии своих болезней роста и многих заблуждениях это были все-таки христиане, дети Божии, не отвергающие спасения чрез Иисуса Христа. А лжец только "тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос." Но в господствующих вероисповеданиях христианства однозначно принята суть католического толкования ереси. Так, Шеннон сказал: "Ересь- намеренное отрицание артикулов католической веры и открытое и упорное отстаивание ошибочных воззрений. Еретик- верующий, знакомый с католической доктриной и тем не менее отрицающий ее и проповедующий нечто, противоречащее ей". На этом же стоят и все вероисповедания протестантизма. Иначе говоря, кто не с нами, тот и не с Богом. Просто и однозначно, т.е. всякий христианин, являющийся представителем иной церкви или иного вероучения прямо или косвенно признается за еретика, т.к. понимается "не приносящим сего учения". Какой бред! Открытым духовным взглядом надо было бы видеть, что всякий христианин, пребывающий в разномыслиях и разномнениях по учению, если стоит в живой вере, освидетельствованный обетованиями Его, не есть еретик, но член Церкви Его. А "не приносит сего учения тот, кто не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти". Но ересь для инквизиции, это прежде всего и всегда оппозиция. И все, кто судит так, судит и Христа, т.к. и Христос в конечном итоге окажется оппозиционером многих вероисповеданий, рассуждающих так.

В то время, как основанием истинной ереси является разрушение в человеке веры Божией или недостижение ее и как следствие этого- вольное или невольное "отвержение искупившего их Господа". "Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучителя, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель",- говорит Петр. И как следствие этого, появляется тяготение к фарисейству, т.е. обрезанию, якобы, спасительным законом. "Тогда восстали некоторые из фарисейской ереси уверовавшие и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедывать соблюдать закон Моисеев.". И саддукейству, которое под разнообразными толкованиями отвергает чудодейственную природу Иисуса Христа, Его непорочное зачатие и воскресение из мертвых. И как следствие всего этого- появление "иных спасителей", т.е. возможность поклоняться чему то иному, что якобы спасает, кроме единственно спасительного Иисуса Христа, а именно: богородице и канонизированным святым или субботе и закону, или имени Иеговы, или узаконенной приверженности служителям иерархических духовных центров, или "своей колокольне" толкования Евангелия. Кто стоит на этом, тот и еретик.

Историческое христианство, действительно, изобиловало ересями, многие из которых велик "отвержению искупившего их Господа". Арианство принижало Божественную природу Христа, называя Его всего лишь "подобосущным" Отцу, а не "единосущным". Гностики всех времен и направлений не унижались до исповедания Христа, распятого на Голгофском кресте, и не верили в исторические факты жизни Его на земле, возвышаясь до эзотерической мудрости слова Божьего (гнозиса) и объединяли Христа с элитарным язычеством. Ересь Абеляра и ему подобных, разрушающих веру и ставящих разум превыше веры. Ересь масонов или марранов всех времен как иудействующая ересь, отвергающих Иисуса Христа и подрывающих основы христианства и многие другие ереси. Но вопрос ереси заслуживает отдельного рассмотрения. В данном же случае достаточно будет сказать, что нет воли Божией на свершение суда над еретиками вплоть до смертной казни по иудейскому или языческому образцу. "Еретика, после первого или второго вразумления, отвращайся,- говорит апостол Павел, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден". И в этом исчерпывающий приговор новозаветного суда. Здесь нет места приговору до смертной казни через сожжение на костре, нет места до пролития крови еретиков. В словах апостола Павла выражается суд праведный, в действиях инквизиторов всех времен и вероисповеданий- неправедный суд.

Верно под инквизицией понимать преследование и осуждение существующим вероисповеданием инакомыслящих и инакопоступающих, которых без рассуждения именуют вероотступниками или еретиками. И хронологические рамки инквизиции необходимо расширить от первоапостольских времен до сего времени. Инквизиция или инквизиционные процессы являются прочными атрибутами не только католической, но и православной и протестантской церкви, но в своих мерах неправедного суда. С раннего христианства епископа наделили себя полными инквизиторскими полномочиями- расследовать, судить и карать еретиков и пользовались ими на протяжении всей истории церкви. С раннего периода христианской церкви "диатрефия" начала гнать и злословить апостолов. В последующих веках "папство" православно- католической церкви учредило смертную казнь всем вероотступникам, в том числе и "дьявольской секте Лютера". Костры инквизиции равно сжигали как иудействующих еретиков, так и искренно верующих не католического толка. Но "папство" католической церкви таинственно и незаметно внедрилось и в протестантизм. И хотя в последние цивилизованные времена отменена смертная казнь, но епитимии (наказания) и отлучения в разнообразных проявлениях процветают во всех церквах. Ересь для инквизиции- это всегда оппозиция. И оппозиционные элементы изолируются и подавляются путем отлучения. И как прежде, так и ныне под неправедные суды попадают как истинные еретики, так и истинно верующие христиане, как те, которые строят Вавилонскую блудницу, так и те, которые эволюционируют и совершенствуются по воле Божией.


Так, попытки возвращения к принципам исповедания и священства первоапостольской церкви расценивались господствующими вероисповеданиями как ересь и жестоко искоренялиь не только в православно-католической церкви, но и повсеместно и во все времена и в протестантизме. Так, папа Григорий 9 запретил мирянам читать Библию, т.к. основанием ересей является, якобы, произвольное толкование Библии. В протестантизме не существует запрета на чтение Библии, но народ удерживается служителями в состоянии умственной подопечности, что по сути равно запрету папы Григория 9. Инакомыслие как в католичестве, так и в протестантизме- недопустимо. Инакомыслящим и инакопоступающим- суд и отлучение. В то время, как и апостол Павел не стремился "брать власть над верою" народа Божьего, и "должно быть разномыслиям, чтобы открылись искусные", и все "кифины, павловы и аполлосовы", хотя и достойны порицания, но суть дети Божии, за которых умер Христос. В то время, как одной из сущностей Нового Завета является определение Божие: "И не будут учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня".

Но до сегодняшнего дня во всех церквах христианства недопустима свобода верования, выражаемая словами Мороне: "В воздухе носится еретическая зараза, все спорят и толкуют вкось и вкривь о догмах церкви, всякий считает себя теологом и предлагает какие-то нововведения в религии". (Павел 6) "Рождается соблазн отбросить все то, что вчера делалось или мыслилось, желание освободиться от теологии и традиционной дисциплины, все ставить под знак вопроса, словно только сегодня надо бы начать создавать и учреждать церковь". Но пастыря христианства, испортив виноградники и, бодрствуя, свободны от соблазна реформировать и преображать заблудившую церковь. А над теми, кто ищет Иисусом Христом возможность вывести церковь из бессмысленных тупиков, как всегда, так и теперь ревностно спешат совершить суд. И применяться к ним слова: "Оставили суд, милость и веру" и "закон потерял силу, и суда правильного нет, грабительство и насилие предо мною, и восстает вражда и поднимается раздор; так как нечестивый одолевает праведного, то и суд происходит превратный", И еще: "Идет пагуба; будут искать мира и не найдут. Беда пойдет за бедою и весть за вестью, и будут просить у пророка видения, и не станет учения у священника и совета у старцев. Царь будет сетовать, и князь облечется в ужас, и у народа земли будут дрожать руки. Поступлю с ними по путям их; и по судам их буду судить их; и узнают, что Я- Господь!"

Так да скажет человек Божий: "Истомилась душа моя желанием судов Твоих", Господи, ибо "когда суды Твои совершаются на земле, тогда живущие в мире научаются правде". И еще: "Славлю Тебя, Отче, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам", т.к. "отнимется от них виноградник и будет передан народу, который будет приносить плоды во времена свои", "ибо суд возвратится к правде и за ним последуют все правые сердцем".

Итак, суд Божий отступил от церкви и правда встала вдали. По причине умножения преступлений суд стал происходить превратный. Неправедные суды, начавшиеся в первоапостольской церкви, живы в ней до сегодняшнего дня. По сути своей, неправедные суды- это суды, не связывающиеся на небесах и суть плод, результат, следствие искушения диавольской властью. Но не должно судить тем, кто не имеет в себе свидетельства, что им дано от Бога судить и суд их праведен; кто не достигая милости Божией и веры, не достигая праведности от веры, остаются под грехом, судят по плоти, по закону, по факту, искушаясь враждою и ненавистью; кто судит и выносит приговоры, но они не связываются на небесах. Неправомочен пред Богом суд тех, кто основывается на праве священства в иерархии земного, люциферианского образца, т.е. в иерархии священства по чину Аарона. Неправомочен суд тех, кто совершает его не в страхе Господнем.

Веротерпимость- понятие и явление, необходимое к исследованию и принятию в истине Евангелия, хотя термин этот и отсутствует в Евангелии. Но существует определенная воля Божия к тому, чтобы судьи Божии "не спешили бы на пролитие крови". Слова: "Не судите", и "кто ты, судящий брата своего, пред своим Господом он стоит или падает, и силен Бог восставить его", и "не судите никак прежде времени, пока не придет Господь", и многие другие слова приводят к веротерпимости, если верующий человек как судья Божий ходит в страхе Господнем. Слова Иоанна: "Всякий дух, исповедующий Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть дух от Бога",- приводят к веротерпимости, если верующий человек как судья Божий имеет откровение от Бога о глубоком смысле этого слова. И многие другие слова Евангельской истины, выражающие долготерпение Божие, Его Божественную любовь и искупление всем верующим в Него ведут верующего человека к веротерпимости.

Но какая уж тут веротерпимость, когда исторически вероисповедание вероисповедание отлучает от Христа и несутся проклятия и анафемы друг другу, когда исторически льется кровь от неправедных судов. Какая уж тут веротерпимость, когда всякое вероучение понимает себя непреложно предъизбранным Богом и истинным, и отказывает в этом всем прочим вероучениям. И всякая такая религиозная организация является "закрытым обществом", отделенным от всех средневековыми стенами отчуждения. И по сей день- отсутствие общения между вероисповеданиями и церквами чаще всего есть следствие обозначенных неправедных отлучений от Христа. Но и при необозначенности отлучений "железный занавес" отсутствия общения между церквами и вероисповеданиями есть свидетельство фактической анафемы друг другу, которая есть, фактически, "отлучение от себя", а не от Христа, которое также суть неправедный суд. Попытки не приветствовать тех, "кто приходит и не приносит сего учения", чаще всего являются попытками не приветствовать того, кто приходит и не приносит "моего учения", а часто и "моего заблуждения". Таковые неприветствия являются также неправедным судом, отлучением "от себя" и эти неприветствия, разрастаясь до уровня вероисповеданий, становятся отлучением "от нашего вероисповедания" всех инакомыслящих христиан. Придумано даже слово: "Отлучен от нашего братства",- чтобы хоть как-то оправдывать несостоявшиеся отлучения от церкви Божией и Христа. Кто бы показал на такую волю Божию в слове Божием? В то время, как всякий, приносящий учение об Иисусе Христе, пришедшего во плоти и умершего за всех грешников", является приносящим "сие учение". Как много зла, жестокости и глупости совершено на основании неверно понятого слова Иоанна.


Повсеместно и во всех церквах можно увидеть, как осуждают оправданных Господом и оправдывают, находящихся под Его судом. Как часто, спеша "на пролитие крови" новоиспеченные инквизиторы спешат осудить и предать анафеме тех, кто искренно ища Господа, оказывается инакомыслящим и преступающим бессмысленные суеверные человеческие постановления и запреты церкви. Как часто неправедные судьи пользуются отлучением и замечанием как средствами религиозного террора против всех верующих оппозиционеров и инакомыслящих по учению. В то время, как отлучить от Господа означает выявить свершившийся суд Божий над развратившимся нераскаявшимся грешником, не любящим Господа, к которому Иисус уже не имеет отношения или не будет иметь по отлучению. В то время, как замечание- всего лишь мера духовного дисциплинарного воздействия на "суетящихся и ничего не делающих" братьев во Христе, и не более. Но что замечание и что отлучение повсеместно и по всем вероисповеданиям- непомерно жестокое осуждение, т.е. лишение членства, служения, хлебопреломления и т.д., именно, тем, кого не осуждает Христос. И часто даже после покаяния налагаются "епитимии": испытательный срок, запрет на служение и хлебопреломление, ограничение в общении и т.д. И как часто и непомерно жестоко осуждаются те христиане, кто, искушаясь по-младенчески, согрешают запинающим их грехом, но для которых кровь Христа сильна. А часто- осуждаются и извергаются из членства церкви даже те, кто и вовсе не согрешил, к примеру, если молодой брат верующий взял жену неверующую. "Не согрешит",- говорит о таковых апостол Павел. "Будут иметь скорби по плоти, но не согрешат". Но в большинстве вероисповеданий таковые автоматически подпадают под жесточайший инквизиторский суд- отлучение от церкви до пришествия Христа. Также жестоко осуждаются супружеские союзы из представителей разных вероисповеданий, что также суть неправедный суд. В то время, как брак не блуд, а Божие установление.

Еще одной разновидностью неправедного суда особенно выпукло выявляющееся в последнее время является слово суда: "Нет любви", когда верующий человек уходит из церкви, по сути искушаясь разделением, осуждая ее, якобы, отсутствием любви. И еще, когда, искушаясь разделением, и подмечая неправедные дела в других, говорят: "По плодам их узнаете их". Но ошибочно относиться к детям Божиим "по плодам их". Детей Божиих должно узнавать по вере их, как и написано: "Все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса". А добрые дела их как младенцев во Христе часто не выявляются даже длительное время. О них скорее надо сказать: "Бог примиряет их с Собою Иисусом Христом, не вменяя им преступлений их", т.к. добрые дела являются следствием духовного возраста верующего и не могут выявляться в начале их пути. Всякому же судье необходимо иметь "терпение земледельца, с долготерпением ожидающего плода от земли". Вернее всего воспринимать детей Божиих "по себе": "Кто уверен в себе, что он Христов, тот сам по себе суди, что как он Христов, так и мы Христовы". Но так как не во всех вера и все искушаются праведностью от дел, то и судят о других по делам. "По плодам же однозначно узнаются лжепророки, которые приходят в овечьей шкуре, но внутри суть хищные волки".

Ошибочно отвергаться народа Божьего, основываясь на слове: "Нет любви". Любовь Божия является совокупностью совершенства и также является следствием духовного возраста церкви и может не выявляться в начале пути. И возможны во младенческой церкви "ссоры, распри, разногласия и т.д., но это также не является основанием для разделения и суда. К тому же, любовь возможна не только от Бога, но и от диавола, т.к. и "язычники любящих их любят". Как существует праведность человеческая и праведность Божия, так и любовь. И к тому же, дети Божии не по любви узнаются, а по вере и по "исповеданию Христа, пришедшего во плоти". Иначе, надо было бы поправить Иоанна и сказать так: "Всякий дух, имеющий любовь, есть дух от Бога". Но не так говорит Иоанн: "Всякий, исповедующий Христа, пришедшего во плоти, есть дух от Бога". А слова Христа: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою",- лишь побуждают к достижению любви, но не являются основанием для суда и разделения.

Еще одной разновидностью неправедного суда являются разделения. Деления- бич, терзающий церковь. Все церкви, все вероисповедания под гнетом этого бича. Где еще не выявилось очередное разделение, где еще существует видимость единства, то глубокие борозды отсутствия общения и непримиримость, находящихся в разномыслиях, обнаруживают его. Территориальные причины, вероисповедные разномыслия, вражда, причастность разделяющимся лидерам, равно как и другие незначительные причины- все служит к неправедному суду и как следствие этого- к разделению. Потому-то апостол и говорит: "Остерегайтесь, производящих разделения",- т.к. "разделяй и властвуй" издревле диавольское слово. Хотя не все разделения от диавола, т.к. и Христос принес "не мир, но разделение". И Павел "отделил учеников от ожесточившихся и неверующих и проповедывал им ежедневно в училище некоего Тиранна". Но отличить одно разделение от другого сверхчеловеческий вопрос. И потому, все производящие разделения не по воле Божией полагают, что они исполняют волю Божию, но, фактически, искушаясь властью, творят суд неправедный. И тот, кто осуждает производящих разделения, может непроизвольно оказаться неправедным судьей, т.к. может осудить и Христа, совершающего разделение. Что и произошло, когда папство католичества осудило Лютера, действующего по воле Христа. Потому то апостол и говорит: "остерегайтесь", но не "судите, производящих разделение".


Пришло время для всех верующих во Христа "перековать мечи на орала" и перестать судить и убивать друг-друга, т.к. все верующие во Христа суть братья, для которых Христос является единственным основанием для спасения, за всех умерший и воскресший. Никто из человеков ничего не приложит к всеобщему спасению, предложенному всем даром, а также- "упразднено все, чем можно было бы хвалиться". И притом, что все христианство разделилось на "кифиных, павловых, аполлосовых и христовых, но претендовать они могут только на членство в Теле Его, но не на Тело и не могут сказать себе подобным: "Вы мне не надобны". Все христиане, без исключения, должны понять, что членов много, а Тело Христа одно, и всем равно даровано Христом право членства. Если же "рука говорит ноге": "Ты потому не принадлежишь к телу, потому что ты нога, а не рука",- то она грешит против истины, т.к. тело из многих членов, а не из одного. Если "ухо говорит глазу": "Ты мне надобен, но зачем ты смотришь, а не слушаешь",- тот ищет господства, т.к. принимая другого члена необходимо принимать его таким, какой он есть, т.е. принимать его функции и действования по вере во Христа Иисуса. И кто может предположить, что тело может состоять из одного глаза, т.е. "если бы все были один член, то где было бы тело?" Но до сегодняшнего дня "кифины" приветствуют только "кифиных", а "аполлосовы- аполлосовых", и не принимают друг-друга без обрезания своим обрезанием. И тем, кто не встает под это обрезание, говорят: "Вы нам не надобны". Применимы к таковым слова Христа: "И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?" Пришло время для всех верующих во Христа "перековать мечи на орала", т.е. двинуться по воле Божией творить мир, т.к. только "миротворцы будут наречены сынами Божьими", а также- "мириться с соперником своим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу".

Процесс освобождения от неправедных судов как следствия искушения люциферианской властью состоит в таинственном духовном действии, которое можно обозначить как "поиск руки Отца". Ибо "рука Бога для всех, прибегающих к Нему, есть благодеющая, а на всех, оставляющих Его- могущество Его и гнев Его!" Но кто из христиан нашел эту благодеющую руку и к кому относятся слова Христа: "Отец Мой больше всех, и никто не может похитить их из руки Отца Моего"?

Человек Божий! Отрезвись от опьянения своего благополучия в Боге! То, что ты являешься надежным членом своего вероисповедания, благословляешься своими старшими братьями, много подвизаешься за дело Божие, видишь себя освидетельствованным Духом Святым и т.д.- это еще не гарантия твоего прославленного спасения Господом. Всмотрись в Евангелие и узри, что два спасения предложено нам- прославленное спасение и "спасение как головня из огня". "Те, кто оправдан Господом чрез веру во Христа", те будут прославлены, если строение их будет из драгоценных камней. Для тех же, кто будет строить из соломы и чье дело сгорит, останется надежда спасения обгоревшей головни из огня. И чему же ты предуставлен?

Итак, "поиск руки Отца", из которой никто не похитит нас является весьма таинственным духовным явлением. Но надо уразуметь, что означает "поиск руки Отца". Все христиане почитают себя ищущими "руки Отца" и легко и просто говорят: "Из Его руки нас никто не похитит". И еще говорят: "Мы не надеемся на человека, но только на Господа". И более того: "Проклят всяк, надеющийся на человека". И еще: "Как Господь". Но так ли это на самом деле? И основываясь на слове апостола Иоанна: "Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?"- скажем: "Кто говорит: "я ищу руки Бога", а руки брата своего не ищет, тот лжец; ибо не ищущий руки брата своего, которого видит, как может искать руки Бога, которого не видит?" И в таком слове нет неправды, если поиск руки брата своего происходит по воле Божией. Так, Иаков прежде чем получил благословение через Ангела, ищет благословляющей руки своего отца Исаака. А Авессалом ищет убить своего отца. И тот и другой ищут самоопределения, дееспособности, благословения и властвования. Но Иаков не преступает власти своего отца, а ищет благословения его как благословения высшей власти по воле Божией, подчиняясь слову: "Без всякого прекословия меньший благословляется большим". А Авессалом попирает высшую власть в лице своего отца и погибает. Посему, никто не может получить благословение от Бога, отвергаясь благословляющей руки своего земного отца, будь то благословение на священство по чину Аарона или Мелхиседека или благословение на какое-то священнодействие или простое любое дело. Даже Авраам, имеющий обетования Божии, данные ему Самим Богом и говоривший с Богом лицом к лицу, искал и нашел благословляющую руку своего земного отца Мелхиседека, и как "меньший без всякого прекословия благословился большим", а соответственно и- руку своего небесного Отца.

Итак, всем самоопределяющимся детям Божиим, ищущим дееспособности в Боге, достигающим правотребования, правопользования и правонаследования в Боге неизменно определено от Бога искать, найти и встать под благословение своего земного отца или учителя. Да не думает получить благословение от Бога тот, кто отвергается этого благословения, почитая его за ничто. В этом смысле Христос говорит: "Ученик не больше своего учителя, но довольно для ученика, чтобы он, усовершившись, был бы как учитель его". В этом смысле и самоопределяющийся сын не больше своего отца и нуждается в его благословении. Кто отвергается этого благословения, тот является искушающимся властью. Разумеется, слова Христа предполагают отношения учителя и ученика в чистом, неповрежденном смысле при истинности и ученика и учителя, сына и отца, к которым применимы слова: "Сорадуются истине". При неистинности учителя или отца ученик или сын свободны прибегнуть к благословению небесного Отца и Учителя, что и предусматривает священство по чину Мелхиседека, когда "восстает священник не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей".


Итак, самоопределяющимся в Боге детям Божиим предопределено от Бога искать, находить и вставать под благословение своего земного учителя или отца. Самоопределившимся в Боге служителям Божиим- "поиск руки общения". То и другое есть "поиск руки Отца Небесного". Как Павел искал и нашел благословляющую руку Петра и апостолов, так определено всем исповедуюшим Христа подать руку общения себе подобным. Для таковых слово Божие: “Не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель- Христос, все же вы- братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник- Христос”. То есть, по достижению “срока, отцом назначенного”, “все мы- братья”, нуждающиеся лишь в руке общения. И в этой "руке общения" выражена необходимость "примирения с соперником своим, пока ты на пути с ним", а также- сверить учение ради "единства веры и познания Сына Божьего в меру полного возраста Христова" для дополнения своего уровня осмысления Евангелия, а, возможно- и при разномыслиях по учению, но все же- поиск "взаимоскрепляющих связей и действия каждого члена в свою меру для приращения себя к телу и созидания себя в любви". И в этой "руке общения" единственная возможность приближения всякого верующего и всякой церкви к "крещению Духом Его в Тело Его". И только тот, кто является поступающим так, является влагающим руку свою в руку Отца Небесного, и только таковых "никто не похитит из руки Отца". Все, кто не поступает так суть "Диатрефы и Авессаломы", отвергающиеся апостолов и отцов, отвергающиеся Отца Небесного.

Существование "Диатрефов и Авессаломов" в христианстве является главной, сквозной, магистральной связующей нитью всех исторических искушений люциферианской властью, т.к. и отпадение Люцифера от Единого Бога, и восстание Каина на семя Божие, и восстание Саулов и Авессаломов на помазанников Божиих, и восстание Израиля на Христа, и изгнание апостолов из первоапостольской церкви, и истребление православно-католической церковью реформаторов-Лютеров, и неприятие баптизмом пятидесятничества и пятидесятничеством тех, кого им посылал Бог для исправления их пути, и отсутствие приятия и общения между вероисповеданиями и церквами, и отсутствие мира и общения в среде верующих в самой церкви- везде и всюду просматривается единая форма искушения, выражающаяся в "отвержении руки Отца", в отвержении Бога Его творением и принципов Его небесного властвования. "Не тебя они отвергли,- говорил Бог Самуилу,- но Меня". И Христос сказал: "Принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает; а принимающий Меня принимает Пославшего Меня". Соответственно, не принимающий того, кого Христос послал, отвергается и Отца и Сына. "Вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город". Везде и всюду при отвержении Божьего семени прослеживается сущность искушения в стремлении "хищением быть равным Богу и нечаянно стать царем". О как верны слова пророка: "Удивительное и ужасное совершается на земле: лжепророки пророчествуют ложь и священники господствуют при посредстве их."

Древний змий, коварством и обманом вкрадывающийся в сердца Адама и Евы, достиг изгнания человечества из Эдемского сада, проклятия Божьего всей земле и человечества и отторжения его от лица Божьего. Искушая Каина, достиг пролития крови и умножающегося проклятия. Древний змий, вкрадывающийся в сердца Ветхозаветного Израиля, достиг возникновения в народе Божием властвования люциферианского образца, когда народ возопил к Самуилу: "Дай нам царя". Древний змий через коварство и поцелуи Авессалома вкрадывался в сердца израильтян и восставлял их на мятеж против законной власти помазанника Божьего- Давида. Древний змий искусил еврейскую нацию на распятие Христа и поднял "диатрефию" для изгнания апостолов. Древний змий, вкрадчиво коварством и обманом через власти мира сего и иудействующую ересь, вошел в недро церкви Божией и "воссел в храме Божием, выдавая себя за Бога". Адам и Ева вопреки воли Божией через искушение от диавола "хищением почли быть равными Богу, нечаянно становясь богами". Каин, продолжая путь диавольского принципа властвования, "хищением" низлагает Авеля, воровски и убийством, возвышая себя, достигает властвования. Так и с Авессаломом и в целом- с Израилем. Так точно и с заблуждающимся христианством.

Древний змий, коварно вкрадываясь в сердца Адама и Евы, сказал: "Да подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?... Нет, не умрете,... но будете как боги...",- и обманул человечество, лишив его образа и подобия Божьего, введя его в геенну огненную. И далее, как Христа, искушая христианство, "показывая ему все царства мира и славу их, сказал: "Все это дам тебе, если, падши, поклонишься мне",- и обманул искушающееся христианство, предоставив ему лишь "царствование на час". "И десять рогов на звере возненавидят блудницу и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне; потому что Бог положил им на сердце исполнить волю Его",- и это о христианских религиях. От дней Адама и Евы, искушающийся Каин убивает Авеля, и убегая от лица Божьего, укореняется на земле. Теряя небесное, "он первым строит город". От дней первоапостольской церкви, отпадая от Христа и век от века истребляя христовых, христианство по Каину перемещается от небесных к земным целям. Общемировые цели человечества становятся целями христианства, т.е. стремление к разрешению общечеловеческих проблем: достижение мира и безопасности, цели социальной справедливости для всех народов, решение общемировых экологических проблем земли, т.е., в сущности, стремление к построению царства Божьего на земле, к принятию иудейского сверх-царя как Христа, "грядущего во плоти".


Но поначалу, искушающаяся огосударственная христианская религия век от века становилась оязыченным вариантом христианства. Как язычники культивировали личности царей и обожествляли своих императоров, так и церковь стала обожествлять свои авторитеты. Как язычники исповедывали многобожие, так и церковь ввела культ богородицы и канонизированных святых. Как язычники не могли существовать без вызывания духов отошедших предков, так и христиане вознуждались для своего спасения духами почивших праведников. Как язычники объявляли свои войны "священными" и благословляли их, так стала поступать и церковь. Представительность, великолепие и богатство языческих храмов вошло и в христианство; очарование, мистицизм, астрология и оккультизм язычества внедрились и в церковь. А также, огосударствленная христианская религия восприняла всю структуру государственного устройства, управления и подчиненности. Централизация государственной власти и вся структура административно- бюрократического (иерархического) аппарата государственной власти стали достоянием церкви, что явилось первостепенной особенностью на пути достижения церкви влиятельности и могущества. Как в государстве властный орган обладает возможностями "повелевать", т.е. делать свои веления обязательными для всех, так стало и в церкви. Как в государстве существует множество органов, осуществляющих разнообразные властные полномочия- армия, суд, идеологические и хозяйственные управления, так стало и в церкви. Закон как средство осуществления функций и целей государства стал средством осуществления функций и целей церкви. Огосударственная религия- это перенесение всех функций государства в церковь, а особенно- функции принуждения. Здесь государство и церковь уподобились организму, который всеми своими системами и связями централизован от периферийных клеток и нервов к спинному и головному мозгу. Церковь и государство, изначально диаметрально противоположные организации, вступив в союз, век от века становились организациями одной природы. И век от века церковь все более и более уподоблялась жестко регламентированной организации типа "синагоги", типа "государства утопического коммунизма", типа "государства теократической деспотии".

И по мере того, как языческий мир покорялся иудейскому богу, по мере того, как Израиль брал власть над всею землею, так и церковь стала принимать образ синагоги, иудейский образ мироощущения, иудейский образ властвования, иудейское богопоклонение. Ветхозаветный образ священства и служения был насажден в церкви, ветхозаветная иерархия священства как властвование под стражею закона утвердилась в церкви. Цели иудейской религии стали целями христианства- устремленность к земным целям, стремление к разрешению общечеловеческих проблем при иудейской гегемонии и инициативе, к стремлению построения царства Божьего на земле, к принятию иудейского сверхцаря как Христа, "грядущего во плоти". Так папство всех вероисповеданий христианства шло и идет к осуществлению "божьего государства" на земле.

По Августину, церковь на земле организационно не соответствует Небесному граду, т.к. Божий град имеет идеальный образ, но всё же земная церковь является единственно видимым представителем Царства Божьего на земле. Светское, земное государство тоже является Божиим установлением, хотя и не таким привилегированным. (В.М. "не Каин ли рассуждал так, строя город") При условии подчинения светских властей церкви, они могут представлять собой единый, всеобъемлющий, согласный организм, успешно и мирно функционирующий, несмотря на разнородность и пестроту своих составных частей. Историческое развитие человечества соответствует 6-периодам развития человеческой жизни: младенчество, детство, отрочество, юность, зрелость и старость. Прогресс человечества проявляется в расширении и углублении Божьего царства, объединяющих избранных. (В.М. "не к антихристу ли прогрессирует человечество?")

По Бэкону, в государстве будущего должны объединиться все народы, которые примут единственно истинную христианскую веру, придет конец религиозным распрям, а вместе с ними и войнам, воцарится мир и порядок. (В.М. "т.е. мир и безопасность, вслед которых всех постигнет пагуба") Первым сословием этого государства станет сословие священников, духовных руководителей общества, затем- военные защитники государства, а в самом низу- земледельцы и ремесленники. Священники будут наделены функциями ученых, знатоков всех наук. Папа Римский как наиболее просвещенный из ученых объединит в своем лице власть духовную и светскую и, возглавляя христианскую монархию, одновременно стоит во главе всего человечества.

По Аквинскому, всякий человек есть общественное политическое существо. Государство как целое логически предшествует составляющим его индивидам и благо этого целого следует предпочитать благу любой его составной части. (В.М.: "Не на этом ли основании был распят Христос?") Божественным учреждением является не только церковь, но и государство. Государственность необходима, ибо вне ее невозможна реальная телесно-чувственная жизнь человека. Во главе государства должна стоять церковная власть, а затем и светская. Всякая же власть имеет Божественный источник. (В.М.: "Как будто не существует власти от диавола") Потому- с подачи церкви государственная власть должна беспощадно карать еретиков.

Вселенские соборы последнего времени приходят к следующим выводам: " Взаимозависимость церкви и государства непрерывно интенсифицируется всвязи с устремленностью к общему благу выживаемости и социальной справедливости. Град небесный и град земной более не разделяются, они взаимопроникают, но "мистически царство Божие уже присутствует на земле; оно достигнет совершенства, когда Господь вернется. Ожидание новой земли должно усиливать заботу о возделывании этой земли, на которой прогрессирует тело новой семьи человечества, которая уже создает некие очертания нового мира. И хотя надлежит отличать земной прогресс от возрастания во Христе, но, тем не менее, этот прогресс имеет большое значение для царства Божьего, способствуя , насколько возможно, лучшей организации человеческого общества. В экуменических контактах церковь не отвергает ничего, что истинно и свято во всех религиях и с уважением относится к любому подходу постижения истины в них". (В.М.: "И на этом основании открыта уже дверь к братанию христианства с мусульманством, иудейством и ведизмом, т.к. в официальных вероисповеданиях уже исчезает суть слова Христа: "Никто не приходит к Отцу, кроме как через Меня".)


Протестантизм сегодняшнего дня, в целом, стоит на этих же позициях. Биллхаймер: "Чем больше молений возносится в этом мире к Богу, тем совершеннее становится мир (В.М. "но когда же мир не был врагом Богу?"), тем могущественнее становятся силы, борющиеся со злом. Из чрева Евангелия рождены все принципы, стандарты и ценности, которые формируют основы морального, духовного, социального и политического благополучия общества. (В.М. " Не сатана ли показывает Билхаймеру, что американский "мир" рождается из чрева Евангелия?") То, что мы вкладываем в само понятие западной цивилизации, а именно: высокий уровень жизни, величайшая свобода, личная безопасность, гуманность, мир и спокойствие, которых мир еще не знал в своей истории- все это несомненно является побочным продуктом иудейско-христианской этики и искупительной жертвы Иисуса Христа, ... в лице этого остатка, Церковь уже приступила к управлению миром, будучи единой со своим Господом". (В.М.: "Не прямое ли свидетельство об иудейской власти?" И разве за иудейско-христианскую этику умирал Христос?")

Экман: "Иудео-христианское государство то, где десять заповедей являются моральной основой, мерилом при установлении законодательства при сохранении демократической основы общества, соблюдении свободы и прав человека, что вполне соответствует библейским взглядам. Церковь в Новом Завете- это только одна из организаций, существующих в мире, отделенная от общества своей верностью Христу. Библейское пробуждение (В.М.: "Надо понимать, что библейское пробуждение в словах Экмана чем-то основательным отличается от евангелизации, т.е. имеет под собой приоритетность Торы над Евангелием, т.к. церковь- далеко не единственная носительница истины. Какую же еще организацию подразумевает Экман? Не иначе, как масонскую ложу.") - это сердечное обращение и вера в Бога, производящее как результат святую, чистую жизнь. До тех пор, пока нация или держава держится в рамках Богом данных законов и принципов, так же. как в рамках десяти Божьих заповедей и человеческой совести, (или- человеческой праведности) народ живет в определенном благословении Бога. (В.М.: "Какая же нация держится ныне в рамках Божественных законов и принципов, а также в рамках десяти заповедей и человеческой совести, если время действия Ветхого Завета отменено Христом?) Но когда нация извращает правду, отбрасывает праведность, ("но где же в Новом Завете предполагается праведность для нации?") активно сопротивляется истине и давит на народ, страна и ее правители все больше и больше попадают под власть бесов, и она становится орудием бунта против Бога. Библия ясно говорит, что времена владычества язычников закончатся. В то время произойдут изменения, которые шокируют многих христиан (т.е. язычников, верующих во Христа, неиудеев), (В.М.: "Разве христиане язычники?) Язычники те, кто не знает Бога. И говоря, что времена язычников закончатся, Экман намекает, что закончатся времена христианства.") когда Бог серьезно призовет Свой народ в конце времени язычников, возвратит его домой и восстановит для выполнения задачи, возложенной на него в следующем периоде времени- в Царстве Мессии. Особенность иудейского народа состоит в том, что он определен Богом на исполнение особой вечной истины. Это как треугольник, один угол которого указывает на народ, второй на страну и третий на Бога." (В.М.:"Вот и шестиконечная звезда евреев".)

И вот, мы смотрим на землю, человечество и земную цивилизацию и видим, что человечество "мучается от болей и мук рождения". Невообразимые противоявления раздирают его. Апокалипсические картины разрушения земли, природы, недр, атмосферы, а также- войны, эпидемии и голод, насилия и бедствия, а также- безысходность, страх, отчаяние и растление поглощают его. Человечество встало перед дилеммой саморазрушения и исполнилось идеей выживаемости. И ради этой идеи, ради мира во всем мире, ради общемирового спокойствия и порядка принесутся в жертву и здравый смысл и исторические, национальные и религиозные предрассудки, все то, что веками разделяло народы и ставило их в положение конфронтации и войны. Все многовековые религиозные вражды и разногласия отступят назад ради единства, мира и выживаемости человечества. Сотрутся границы государств, растают "ледники холодной войны". Создадутся и претворятся в жизнь единые экономические и политические системы и проекты. Человечество прорвется к единоначалию для всей земли под иудейским сверх-правительством и иудейским сверхцарем. Все религии земли придут к единопочитанию единого иудейского бога- Люцифера. И на сей день уже не евангелизация, но библиоизация мира, как кабалистическое промасонское христианство, приобретает, по-истине, вселенский характер. А завтра внедрятся в человечество "вечные истины" иудейской Торы, Талмуда , кабалы и магии, как духовное основание "истинного" переосмысления Ветхого и Нового Завета. Складывается впечатление, что еще немного и человечество преодолеет болезненные и кровавые роды, земля успокоится, долгожданные "мир и безопасность" придут на нее, экологические, термоядерные и прочие проблемы разрешатся. Высоконравственные и просвещенные народы "перекуют мечи на орала", очистят землю и организуют свое бытие. Единое Сверхправительство земли возглавит все народы и принесет им незыблемое, непреходящее благо. Все, о чем только могло мечтать человечество, будет достигнуто им. Царство Астреи! Земной Эдем! Торжество Вечности, Бога и Человека! И во всем этом общемировое христианство занимает одно из ведущих мест.


И если для живой Христовой церкви во все времена ее пребывания на земле со всякой очевидностью было ясно, что всё человечество, в том числе и церковь, приходят к логической финальности своего существования, к так называемому- эсхатологическому или апокалипсическому концу, с завершением настоящей истории человечества вторым пришествием Христа, то в последние времена в церквах ослабевает слово об Апокалипсисе и пришествии Христа и усиливается слово о прогрессе человечества и возможном разрешении всех его перенапряжений. Реальность "мира и безопасности", как альтернатива второму пришествию Христа, становятся надеждой человечеству и церкви. Официальный мир не предвещает фатального окончания его. Не видно в оевреизированном мире сегодняшнего дня каких бы то ни было предвещаний об Апокалипсисе. И чем дальше, тем меньше будет предвещаний о роковом конце, тем труднее будет восприниматься завершение мира пред вторым пришествием Христа и все нелепее будут звучать слова о Его пришествии, все нелепее будет свидетельство о необходимости исправления погибающего мира явлением Иисуса Христа. Со всякой очевидностью для всякого человека будет развиваться идея утверждения и становления Нового Мира по иудейскому образцу, фатального и логически неотвратимого.

Справедливости ради следует сказать, что историческое христианство всеми своими вероисповеданиями все же являлось для всей земли и всех народов форпостом, сдерживающим сползание человечества в глубины преисподней. Охристианизированное человечество, по плоти ли, по духу ли относящееся ко Христу, но в протяжении веков являлось сколь-нибудь тяготеющим к номинальной человеческой справедливости и добру. Не христианство и не его служителя являются авангардом отступления от Бога. Иудейская воинствующая ересь в лице мирового масонства, языческие религии и светская языческая власть мощно противостояли мировому христианству. И хотя на историческом католичестве и православии много греха, т.к. в них из века в век происходило и происходит "замена истины ложью" и костры инквизиции равно сжигали как иудействующих еретиков, так и протестантов, т.е. как враждующих с Богом, так и возвращающихся к Нему, но именно историческая католическая и православная церковь, как и протестантизм сдерживали разложение человечества и роковое его сползание в преисподнюю. Церкви исторического христианства и общность христианского народа- отражатели отдаленного света Христа и последняя благонадежность народов для царствия Небесного при открывающихся вратах ада для всей земли.

Поставим точку данным рассуждениям следующей притчей. Один богатый человек имел одну единственную дочь и, любя ее и заботясь о ней, подобрал ей жениха из благородного и царственного рода, который, впрочем, не пожелал явиться во всем своем царственном обличье, но явился в простоте и красоте естественного вида, чтобы девица не за богатство полюбила его, а за естественную красоту и внутреннее благородство. Но так как девица была еще мала, "сосцов еще не было у ней", то обручившись, и скрепив союз свой добрыми заверениями, все разошлись до времени по своим местам и делам до оговоренного брачного пира. Девица быстро подрастала, наливались красотой и совершенством формы ее. Надежда на бракосочетание с благородным человеком отражалась на виде ее и стати. Она становилась весьма привлекательной, но оставалась неприступной. Неприступной до тех пор, пока на нее не положил глаз один коварный любовник из не менее богатого рода, но совратитель множества невинных сердец. И он сделал ей любовное предложение, но получил решительный отказ, достойный целомудренной невесте, отчего его любовная похоть разгорелась еще сильнее. И он заклял себя не есть, не пить и не иметь иной заботы, доколе не найдет пути к сердцу ее и не овладеет ею.

Он составил замыслы и запасся терпением и приобрел себе разные маски и одежды и обставил себя друзьями по распутству. Все искусcтво обольщения было запущено в ход. Он окружил ее вниманием и нежными взглядами, и в лицах многих обольстителей дышал на нее хотением, но был непритязателен к ее отказам. Посылая дары через обольстительных помощников, ничего не требовал от нее взамен. Иногда окружал ее своими друзьями в роли разбойников, и когда у нее вырывался крик о помощи, то немедленно как благородный рыцарь освобождал ее. И он обманул ее сердце, показав себя в выгодном свете, а через богатые дарения привлек ее к себе. И он завел с ней обходительную дружбу, ввел в свой дом, ведя интимные, великосветские беседы, и точно угадывая ее желания, тотчас исполнял их. Богатое убранство его дома, яркие и дорогие одежды, дорогие вина и раскошные блюда воздействовали на нее и увлекали. Но он по прежнему не насиловал ее в ее отказах. И чтобы он ни делал, он достигал главного- растлевал сердце ее всевозможными хотениями, зная, что удовлетворение хотений усыпят ее бдительность и ослабят волю. И хотя еще долго она не забывала своего жениха и была верна ему, но образ обольстителя все чаще и властнее восторгал ее неопытное сердце. Очарование желаний и богатые дарения склонили ее к любовнику. И истинное коварство его не было отмечено, и видимость благородства его убедило ее.

И она взошла на его любовное ложе. Распаленные хотения ее молодой души и плоти вырвались из нее лавиной, опьянили ее, затмили ее рассудок. Все, чем обладал любовник, было брошено к ее ногам: пиры, балы, обеды и гуляния при яствах и заморских винах. А главное- он возвеличивал ее. Он не пропускал ни одного момента, чтобы не показывать всем ее красоту и ее превосходства пред всеми. И угадывая ее высокомерные движения души, распалял их более и расправлялся со всеми, кто раздражал ее, не пропуская возможности показывать на ее царственное достоинство в ее наипревознесенности и препревосходстве. Коварство его в этом не имело границ. И все более возвеличивая ее совершенства, он отдавал ее своим друзьям по распутству. А она охотно прелюбодействовала со всеми сразу. Он жестоко мстил ей за ее отказы. И чем более она обезображивалась от растления, тем более он возвеличивал ее. И все пиры, да званные обеды, да балы, да представительства.

Она быстро утратила свою красоту в немыслимом разврате, хотя ее все по-прежнему хвалили и , насмехаясь уже явно, лукавя, преклонялись перед ней. И ей казалось, что она по-прежнему прекрасна и царственна, и сильна, но была лишь высокопарна и жестока. Била своих сестер и братьев, когда они пытались вразумить ее, ругала отца, и переходя от любовника к любовнику, стремилась господствовать над всеми, всем диктовать свои условия, претендовала на истину в последней инстанции, но стремясь блистать своим умом, без смысла лишь болтала языком. Кичилась силой и превосходством. А сила ее и достоинство ее находились в лице ее богатых и сильных любовников, удовлетворенных от ее неистовой похоти. Она щеголяла своими превосходствами и роскошествовала, не понимая, что пользуется не своим, что стоит ей сойти с лица и постареть...

Многие из людей молча наблюдали за ее растлением, в страхе не смея ни посмотреть ей в лицо, ни сказать ей правду. Весь этот шабаш происходил на виду у всех. Кто улюлюкал ей вслед, кто сострадал.

И вот, когда уже казалось, что она царствует как царица над сердцами всех, произошло нечто неожиданное, но вполне закономерное- ее убила отрава яда, разлитого вокруг. Яд действовал во всем, яд капища блудодеяния убьет любого. Смертельные конвульсии ее были продолжительными и отвратительными, вид ее- жалок, тело- обезображено. Не нашлось никого, кто бы пожелал посодействовать ей. Будучи еще в разуме, она кричала, махала руками, звала на помощь, пыталась приказывать и заигрывать со всеми. Но все прошло. Не осталось ни великолепия, ни блеска, ни праздничного шума, ни любовников. Одряхлевшая в прелюбодействе, она умирала, вся похолодев от ужаса и непонимания происходящего.

А любовники, окружавшие ее, были еще блистательнее...

Аминь.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить