Проект: Межконфессиональное собрание

Вы находитесь здесь:Главная»Межконфессиональное собрание»Читальный зал»Обетование наследования мира»Глава 7. Оязыченное христианство и уродливая форма обетования наследования мира

Глава 7. Оязыченное христианство и уродливая форма обетования наследования мира

Но с мировым христианством произошло то же, что и с Израилем. Как непродолжителен был период Авраама с его верховенством веры и непосредственным вождением Божиим, так непродолжителен был и период верховенства веры в первоапостольской церкви. И хотя за всю историю Ветхозаветного Израиля продолжали восходить над горизонтом Израиля сияющие звезды: Самуил, Давид, пророки и другие, но в целом - весь Израиль шел к распятию Христа, так и в христианстве избранные христиане, как звезды, восходят к Богу, в то время, как христианство, в целом, хоронит Христа. Как Аврааму вера вменилась в праведность, а потомкам его был дан "не могущий животворить закон", так и первоапостольская церковь на мгновение встала в Боге оправдательною верою, но в последующие века христианство отступило от веры и живого водительства Его к закону, делам плоти и оккультизму, что стало перестраивать церковь в Вавилонскую блудницу. И потому, все было осуществлено уже в первоапостольской церкви. Именно в ней были запущены таинственные механизмы отступления от Бога, которые привели ее к Вавилонской блуднице. Но обетование наследования мира было известно лидерам мирового христианства и они реализовали его, но при отступлении от Христа и при причастности церкви образу власти по духу мира сего привело церковь Божию к союзу церкви и государства, что и породило "институт папства" и "цезарепапизм", т.е. оязыченное христианство, что выявилось в стремлении церкви господствовать как над наследием Божием, так и над всем человечеством, что мы называем искушением властью. В этом, как и с евреями, проявилась уродливая форма обетования наследования мира.

Говоря о союзе церкви и государства надо говорить только о союзе церкви с властью мира сего, т.е. о союзе церкви и диавола. Союз церкви и государства - явление столь значительное для церкви и для всего мира, что его невозможно переоценить. В этом союзе совершилась некая духовная акция, сделка, альянс, что в конечном итоге приведет и государство, и церковь к одной цели - откровению в Антихристе. Эта акция является продолжением развивающейся исторической "тайны беззакония", возвещенной апостолами. От апостольских дней недостаток и ослабление веры ввергло первоапостольскую церковь в галатийское искушение, что в свое время, продолжая ослаблять веру, утверждало ее в законе буквы и плоти. И ввергало церковь в языческое богопознание - оккультизм и астрологию. Отпадая от Христа и благодати, церковь оказалась, в целом, "не принявшей Христа для своего спасения" и "Бог послал ей действие заблуждения и она стала верить лжи". Оказываясь в границах "древа познания добра и зла", "закона заповедей" и морально-нравственного совершенствования, церковь, в целом, оказывалась "хвалящейся по плоти" и вверглась в следующее искушение - "нежелание быть гонимой за крест Христов". И это привело ее в союз с властями мира сего. Вкусив же начатки плотской свободы, силы и власти, церковь вверглась еще в одно искушение - искушение властью с последующим стремлением к господству. И далее, на протяжении многих веков уже не было силы на земле, которая угрожала бы существованию церкви. Напротив, монархи, князья и другие силы человечества трепетали от власти церкви и жили и строили свою политику с оглядкой на нее. И хотя сначала этот союз не выглядел для церкви столь угрожающим, но в нем была запрограммирована вся идея отступления церкви от Христа и потребовалось только время для осуществления этого. Церковь не могла не пойти в этот союз, но она не должна была идти в него, т.к. она осквернилась и оплодотворилась от него, отразила в себе образ князя мира сего и оказалась блудницей.

Но первые века для христианства еще изобиловали гонениями и расправами со стороны языческих властей. Поначалу языческие государства не отличали христиан от иудеев, а воспринимали распри христиан с иудеями как споры в иудейской религии и равно гнали как тех, так и других. Но уже при Нероне (64 г.) христиане были преданы жестоким пыткам и казням. При императорах Деции, Валериане, Диоклетиане были созданы запреты на исповедание христианства, сжигались их книги, разрушались церкви, конфисковывалось имущество, многие христиане были казнены. Были призывы к полному истреблению христиан. Были официальные запреты о вступлении в христианскую и иудейскую веру. Но были и проявления интереса и сочувствия к ней. Внутри же церкви шла и усиливалась ожесточенная борьба в связи с вероученческими и организационными вопросами, а также в связи с появлением множества заблуждений и ересей. Все это угрожало церкви разрушением и побуждало ее к изысканию выживаемости. Страх перед гонениями от языческого мира и стремление к стабильности существования в нем, а также - потребность в единстве, с одной стороны, и распространение христианства - с другой, порождали у христиан потребность построения "единой, непогрешимой, вселенской церкви", унаследовавшей от апостолов авторитет и благодать. Стремление же к единству, естественно, выражалось в единовластии. И сначала был выдвинут тезис о "непогрешимости церкви" (Тертуллиан), а затем и тезис о "непогрешимости папы" - ее верховного епископа и владыки. Но главное, эти причины подвигали церковь к поиску союза с властями мира сего. Христос не оказался для церкви Спасителем от всех бед и церковь нашла укрытие от них в союзе с государством. Она сумела приспособиться к "миру", принять существующий порядок и даже оправдать его и получить поддержку государства. Но мало этого. От первых дней союза церкви и государства в церкви вызревали и оформлялись идеи “божьего государства на земле", что веками церковь стремилась претворить в борьбе со светскими властями за власть над миром. И как искушаемый Ветхозаветный Израиль возопил к Самуилу: "Дай нам царя, как у всех народов", - и пошел в Египет, так бессознательно искушаясь, христиане отвращались от Христа, открываясь во властвовании люциферианского образца. В такой уродливой форме экспериментировалось в христианстве Божественное обетование наследования мира.

Миланский эдикт (313 г.) - легализация церкви. Церковь не замедлила воспользоваться своим новым положением. Едва получив признание, она сразу же начала использовать государственные средства насилия для решения своих внутренних разногласий. Языческие храмы разрушались и земельные владения храмов отдавались христианским церквам. Христиане устраивали погромы язычникам. В руках церкви скапливались огромные богатства за счет конфискации владений языческих храмов, покупки земли и дарений. Императоры постановляли: "Если чем-нибудь овладели церкви, мы предписываем, чтобы они это прочно удерживали". Так и Карл Великий за счет дарений и десятины, которой обложил все население страны в пользу церкви, упрочил ее экономическую мощь. За 4 века своего существования христианские организации прошли сложный путь от маленьких общин-эклессий, гонимых и презираемых, в могущественную церковь, с которой вынуждены были считаться правители империй и королевств. И далее, христианская религия в союзе с государством за всю историю своего существования остро нуждалась в поддержке и защите государства - и прежде всего - военной. Но и государственная власть не менее нуждалась в поддержке церкви. Государство посылало войска для борьбы с еретиками, церковь содействовала политическим и военным делам государственных властей. (Епископ Несторий - императору Феодосию 2): "Помоги мне против еретиков, а я помогу тебе против персов".

Но поначалу, искушающаяся христианская религия век от века становилась оязыченным вариантом христианства. Как язычники культивировали личности царей и обожествляли своих императоров, так и церковь стала обожествлять свои авторитеты. Как язычники исповедывали многобожие, так и церковь ввела культ богородицы и канонизированных святых. Как язычники не могли существовать без вызывания духов отошедших предков, так и христиане вознуждались для своего спасения духами почивших праведников. Как язычники объявляли свои войны "священными" и благословляли их, так стала поступать и церковь. Представительность, великолепие и богатство языческих храмов вошло и в христианство; очарование, мистицизм, астрология и оккультизм язычества внедрились и в церковь.

Заметки на полях “Оккультизм и христианство”

Вот цитаты апологетов оккультизма из оккультных источников (“Великие Арканы Таро”): “Первые века христианства изобиловали гностическими школами. Многие из сочинений ересиархов суть величайшие памятники мудрости, находящиеся в прямой преемственности с мистериями античного мира и мистицизмом Востока. Идеи Симона Мага, Валентина и Василида, вылившиеся в сонм гностических творений, послужили звеном между Каббалой средних веков и герметизмом древности. Характерною особенностью гностических учений является их стремление к эзотеризму, т.е. строгому отделению чистой науки, предназначенной для избранных, от элементарных верований, предлагаемых толпе. Эллинизируя христианство, они вливали в него мощным потоком учения, древние как мир, и обновив и проанализировав их, они создали стройную систему религиозного и философского мышления. (Апокрифические евангелия). Но отцы церкви, противостоящие гностицизму с усердием уничтожали все произведения ересиархов и до последнего времени дошло немного источников”.

Мы знаем, что Каббала в первых гностических течениях стала проявляться в христианстве в 1-3 веках Новой Эры. Многочисленные секты стремились растворить христианство или в иудаизме или в язычестве: (эвиониты во втором, антитринитарии, хилиасты в третьем веке, манихеи в третьем веке и т.д). Но нам известно и о чем надо сказать, что отношение христианских лидеров к масонству и Каббале евреев в историческом христианстве было не однозначно. Часть клира православной и католической церкви увлекалась Каббалой евреев, но часть священников исторически боролась с “иудействующею ересью”. По крайней мере, термин “иудействующая ересь” на протяжении веков существовал для церкви. Но на сей день термина “иудействующая ересь” уже не существует, что только доказывает ее сверх силу над христианством.      

Вот цитаты апологетов оккультизма из оккультных источников: “Неоплатоники сочетали в своих системах арийский и семитический гений. На основании таинственных сокровенных учений Египта и Иудеи, неоплатоники воскресили вместе с гностиками величие древности. Дионисий Ареопагит открыто стремился воссоздать великое учение Гермеса. Неоплатоники - Филон, Плотин и Порфир и доныне озаряют нас светом своего гения через столько минувших столетий. Иоанн Златоуст, Макарий Египетский, Василий Великий, Климент Александрийский и весь сонм христианских подвижников, изречения которых собраны в выдержках в “Добротолюбии” и “Отечнике”, раскрывают как тайники сердца человеческого, так и извилистые пути познающего разума”. И таких примеров внедрения оккультизма в христианство очень много. Особенно мощно это происходило в средние века, когда всевозможные ордена под видом католических монастырей заполонили Европу и распространялись по всему миру.

Например, орден Розенкрейцеров. Вот цитаты апологетов оккультизма из оккультных источников: "Знаменитое братство розенкрейцеров являлось главным и центральным хранилищем догматического и практического эзотеризма в Европе. Члены этого братства владели многочисленными тайнами в области Кабалы, усердно занимались разработкой этих тайн и вместе с тем не были чужды желания увеличить свою власть и могущество во всех планах Вселенной за счет приобретенных ими познаний. Они считали себя как бы духом человечества, а свою деятельность - высшим активным проявлением такового. Духу свойственно проявляться принципом энергии, создающей формы, а формы эти в свою очередь должны проявляться в мире материальном, физическом. В начале второй половины 17 века братство розенкрейцеров поручает нескольким своим членам создание ордена, призванного выполнить следующие задачи.

Во-первых, укрепить и по возможности широко распространить в человечестве доверие к эзотерическому учению и его представителям, уважение к его символам и к той нравственной и духовной подготовке, без которой невозможно усвоение основ Каббалы.

Во-вторых, обеспечить хранение и передачу элементов символизма в должной чистоте и неприкосновенности.

В третьих, создать среду, развитую в моральном и духовном отношении, для того, чтобы пользоваться ею как резервуаром будущих адептов христианского иллюминизма.

Для создания упомянутого ордена его основатели прибегли к преобразованию уже прочно сформировавшейся и имевшей многовековую историю ассоциации так называемых свободных каменщиков. Новый орден получил название масонского”.

И мы говорим - в этом был основной труд исторических евреев во всех религиях и во все времена. И какие бы ни возникали ордена или движения, всегда ставилась и выполнялась, в основном, эта задача. Так Орден Тамплиеров имел две доктрины. Одна - официальная, согласная католической, а другая - тайная, берущая начало из иудаизма. Внешне сохраняя принятие христианства, по сути исповедывали культ Бафомета (крещение мудростью), т.е. тот же оккультизм и его цели. Тамплиеры подобны Розенкрейцерам в планах переустройства мира. Их слова: “Мы будем хозяевами мира!” Меч и лопатка - их символ, они уподобляли себя каменщикам Заровавеля. Лопатка тамплиеров состоит из четырех треугольников, составляющие восточный крест - каббалистический пентакль.

Альбигойцы, трубадуры. Секта альбигойцев как отрасль манихизма унаследовала от тамплиеров и розенкрейцеров их наследие и продолжила борьбу за гражданскую свободу, отвергая официальные догматы католичества и уничтожая власть церкви.

Менестрели и миннезингеры - это поэтические теологи, оккультисты. Через поэтическую теологию, т.е. через различные идейные положения Каббалы подготавливали людей к восприятию антихристианских идей, воздействуя на чувства людей поэзией и разум людей наукой”.

Итак, если внимательно проследить историю христианства, то можно увидеть, как евреи в недре всех христианских религий успешно работали на создание и внедрение в человечество пагубных антихристианских идей, через что достигалась подготовка всей среды человечества к принятию Антихриста-Машиаха, как сверхъцаря иудейской крови, что началось в первоапостольской церкви, а достигло своей полноты в средние века через союз церкви и государства.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме

Обетование наследование мира

Главная задача для жизни всякого человека на земле - иметь веру и сохранить ее в продолжении всей своей жизни на земле. И особенно это так для нас, остатка народа Божьего на земле. Но все силы ада направлены именно на истребление веры в человеке и если им это удается, то человек непременно теряет жизнь. Христос сказал: "Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком". И такое убийство людей достигается именно через уничтожение веры. А избыток жизни, надо полагать - в постоянном обновлении веры. Мы - верующие люди, но угроза потери веры существует и для нас, Христос предупредил: "Пришед, найду ли веру на земле?" И апостол Павел, как о высшем и окончательном качестве своей жизни говорит о вере и о делах веры: "Течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды".

Оглавление

Вернуться к общему Введению

Аудиозапись

Часть 1 - 36:00 мин
Часть 2 - 35:00 мин
Часть 3 - 47:00 мин