Раздел: Учение

Вы находитесь здесь:Главная»Учение»Авторские сценарии»Непобедимый»Владимир Мазур: Автобиография. Часть 9. Путь в Боге

Сценарий фильма "Непобедимый"

Владимир Мазур: Автобиография. Часть 9. Путь в Боге


Прослушать аудио-запись:

Скачать проповедь "Владимир Мазур: Автобиография. Часть 9. Путь В Боге" в формате MP3

 


Первые годы моего уверования были для меня чрезвычайно тяжелыми. Я получил от Бога Святого Духа, я получил от Бога элементарную веру в спасительную миссию Христа на Голгофском Кресте, я получил облегчение от всех своих жизненных тягот, я получил надежду на будущее. Но множество мировоззренческих проблем и вопросов продолжали тяготить меня, да и все, что я получил от Бога в слове «спасение» было ограниченным, не полным, а потому и неудовлетворительным. Как теперь я могу сказать – мое невежество было утомительным, недостаток силы угнетал, безответность на многие вопросы подавляла. Во многом обманывал дух тьмы и я не находил средств для победоносного противостояния. И жаль, что в церкви не было никого, кто, как учитель, мог бы взять за руку и вывести из всех этих немощей. И в целом, я подмечал, что от самого младенчества в Боге, я поставлялся на непосредственное водительство Божие. Теперь-то я знаю и учу других, что Бог желает Сам вести Своих детей, водительство Божие – обычное и нормальное состояние всех верующих во Христа, как и говорит Павел: «Все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии». Но во времена моего младенчества в Боге не только так не учили, но панически боялись вождения Духом Святым – как бы чего не произошло, как бы младенцы не возгордились, как бы не впали в опасное искушение.

И вот, такое мое пробуждение в Боге было тяжелым для меня. Не отходя от Слова Божьего ни днем, ни ночью, и перечитывая Библию от корки до корки множество раз, я ни в чем не был уверенным. Я цитировал на проповедях в церкви самые разные сочетания словесных комбинаций, поступая так, как поступали все проповедники, но это не было Словом Божиим, это не было Учением о спасении, это не было Путем Господним. В лучшем случае – это было знакомством со словом Божиим, это было словесным молоком. Мне нравилось, как я говорю, мне давалось говорить хорошо и благодатно, не всегда, но чаще давалось, но я имел яркое свидетельство в себе, что не к этому благоволит Бог, а к чему-то большему. И я догадался, что Бог ищет в Своем народе двустороннего общения, Бог благоволит к тому, чтобы Его народ через откровения свыше познавал истину и, проповедуя слово откровения, доносил народу. Как и написано, что «без откровения свыше народ необуздан». Или как сказал Павел: «Не полезно хвалиться мне, ибо я приду к видениям и откровениям Господним». То есть, необходимость и высота Божественных откровений есть самое высокое приобретение в Господе. Но во времена моего младенчества в Боге такое не проповедовалось. А если и говорил кто-то на проповеди, что ему Бог нечто открыл, то, примерно, так: «Я получил откровение, что мне нельзя есть сгущенку». Или так: «Я получил откровение, что нельзя хранить деньги в сберкассе». Или так: «Я получил откровение, что нельзя носить красные носки». И такого так много было «открыто» в церкви, что мутилось сознание от такого «содержательного» диалога с Богом.

Первым моим откровением было откровение об оправдании в Боге, независимо от дел, когда я снял изнурительные многолетние посты и вера моя оказалась сильной в борьбе со грехом и пороками. Это откровение принесло мне дар праведности, чем я живу и до сего дня. И ради этого откровения хорошо и чисто потрудились молодые служители Гоша и Вася, о чем я уже рассказал. О развитии этого откровения и внедрении его в мое сознание я и сам отлично потрудился, еще не менее десяти лет исследуя Писание, написав много статей на эту тему и проговорив десятки проповедей. Это было первое истинное и мощное откровение. Именно на это познание наводил меня Бог Своим водительством. И подобная аналогия сопровождала меня всю мою жизнь в Боге. Все границы истины пришли ко мне, как откровения. Я с годами научился предчувствовать очередное откровение, научился молится за них, вынашивать их, как вынашивает под сердцем свой плод женщина. И в муках рождать дитя идеи. Но когда очередное откровение истины рождалось, то развиваясь, становилось зрелой идеей, приносящей в процессе всей жизни и силу, и мудрость, и веру, и каменное основание, и благодать. И многое другое. А в конечном итоге – познание Бога. А через это – незыблемость, уверенность и результативность во всех делах – физических и духовных.

Но в первые годы уверования все было не так. Даже при доступности благодати Божией и при получении определенной информации от Бога, когда в молитвах приходил Дух Утешитель и определенная пророческая ясность, но страданий от неразрешаемых вопросов было очень много, а от этого было и много угнетения. Такими трудно разрешаемыми вопросами продолжали оставаться нищета, болезни и терзания от властей, и бесовских духов. В какие-то годы животный страх от Господа зашкаливал и я боялся Бога, как разбойника на большой дороге, потому что неожиданно и часто, и в самые больные места, и в одно и то же место прилетали одни и те же удары. Ясно, что бить в одни и те же не исцеленные раны, ворошить одни и те же саднящие кровоподтеки – держать долго такие удары невозможно. Но Бог вел нас такими скорбями. И как это стало понятно позднее – разбойником на большой дороге был не Бог, а сатана, против которого у меня не хватало ни познания, ни всеоружия Божьего. Это была пустыня искушения, аналогичная пустыне искушения Христа, в которой Он стоял лицом к лицу с сатаною. И на все терзания Христос ответил сатане словом Божиим. То же требовал Бог-Отец и от меня, то же требует Бог-Отец и от каждого из народа Божьего. Общее условие для всех приближающихся к Богу – «бьет всякого сына, которого принимает» - т.е. «благость и строгость Божия». И только с годами верования я стал осознавать, что во всем этом пути достигается великое приобретение – страх Господень, но прежде страх животный, и только в преодолении такого пути при верности Богу – страх Господень, который вдруг становится началом мудрости и источником жизни. Но это в результате преодоления определенного пути, в начале же пути – одни страдания от животного страха.
Сегодня для меня все страдания на пути сработали для великого приобретения – мира и покоя в Господе. Сегодня я знаю Бога, как милующего Отца Небесного. А Христос для меня – милующий Господь, Миссионер, Сын Божий, выполнивший по воле Отца Миссию спасения всего Творения, в том числе спасший и мою душу. Как не благодарить искренно такого Бога? И я благодарю Его искренно и постоянно. Но вспоминая свой путь в Боге, я содрогаюсь всем этапам познания и вразумления моего сознания и духа, каким вел меня наш Господь. Они были ужасными. Даже при двустороннем общении с Богом, даже при водительстве Духом Святым, даже при постоянном утешении от Господа – они были ужасными.

Как-то раз в начале уверования я получил в Художественном Фонде заказ на выполнение витража из литого стекла. Я съездил в город Тулун иркутской области на стекольный завод, подписал договор на изготовление цветного стекла, в своей мастерской в Худфонде изготовил формы для литого стекла, упаковал в тару и контейнер, и отправил в Тулун. Но когда я выгрузил контейнер у ворот завода в Тулуне, то директор завода категорически отказал лить стекло в формы. Я задрожал, как осиновый лист. Я работал полгода над этим заказом за грошовые авансы, семья сидела без средств в долгах, расчет за заказ мог быть только после выполнения, а тут такой категорический отказ директора. Я лихорадочно молился закрытому небу в закрытом туалете, спазматически уговаривал Бога помочь мне, но ворота завода не открывались. И самое страшное – я не понимал – зачем так делает Бог? После каждой молитвы я опять шел к директору, чтобы добиться разрешения, но после нескольких отказов, он приказал выбросить меня за забор, что со мной и сделали. Но я опять запирался в туалете и опять нес лихорадочную молитву Богу, уговаривая Его, как грозного директора. И не получая ответа, я уговаривал уже начальников цеха, чтобы они без разрешения директора позволили мне завезти в цех формы и отлить стекло. Едва получив неуверенное разрешение от начальника цеха, я завез контейнер, выложил формы на стол, рабочие стали брать цветное стекло из печей на трубочки и резать в формы. Дело пошло, но зашел директор. Я умер от страха, но он постоял, посмотрел и похвалил: «Молодец». И ушел. И витраж был изготовлен, заказ выполнен и я в тот момент получил свои деньги за заказ. Но на долгие годы растянулся вопрос: «Зачем так надо Господу?» Но именно так мы получаем свои заработанные деньги всю свою жизнь в Боге – так надо Богу, потому что так надо нам на пути совершенствования в Боге.

Как-то раз при какой-то нужде и угнетении мне открылся стишок Павла и я на всю жизнь утешился им: «Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом, и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе». Оказывается, все заботы, нужды и угнетения верующего человека имеют одну причину – неверие Богу, вследствие единственного – отсутствия мира Божьего в человеке. Но когда в «молитве с благодарением» достигается мир Божий, то исчезают и все заботы, нужды и угнетения. А если и не исчезают, и не исполняются заботы и нужды, то с благодарением переносятся. Великое откровение, неведомое миллионам христиан. Ради приобретения Его народом этих вечных обетований Бог повелевает директорам и фараонам закрывать двери входа и выхода, двери благополучия и достатка, двери всяческих благ. «Ни купить, ни продать», - великое благо от Господа для Его народа на пути совершенствования церкви Божией в последнее время. Как же не благодарить Бога за Его совершенную заботу о нас? А также – Бог повелевает фараоновским колесницам преследовать выходящий народ Божий из Египта, причем – на грани жизни и смерти. Для чего? Для веры в Бога и познания Его, как своего Отца Небесного. Было же сказано евреям, когда сзади были колесницы, а впереди море – «пусть идут». И как только священники вошли в воду, море расступилось. В этом вечный ответ Бога своему народу, стоящему перед любыми трудностями на пути, но ответ на уровне откровения, т.е. сокровенного диалога с Богом.

Один раз я писал статью о чудесных Божественных исцелениях от всех болезней. И собрав все места из Библии на эту тему, я откровения на эту тему не имел, что-то не открывалось мне, я не мог понять, что и как должен делать верующий человек, чтобы всегда получать от Бога в молитвах чудесное исцеление от любых недугов и болезней. И я усиленно молился Богу, чтобы получить откровение от Бога на эту тему, молился так, что даже вспотел холодным потом и пришел в иступление. И даже как будто потерял сознание. И толи в бессознании, толи в бреду, толи во сне я увидел видение, это состояние было подобным шоку, меня как будто усыпили и подняли, и перенесли на какую-то высоту, и показали видение, суть его в следующем: «Один добрый человек построил белый город и пригласил жить в нем множество людей. Люди жили и благодарили доброго человека, дни которого склонились к старости, он умер и отошел в вечность. Появился злой человек и перекрасил белый город в черный цвет. Люди протестовали, но злой человек подавил протест, а люди смирились с таким положением вещей. Но еще довольно долго некоторые из людей помнили, что город бел, но в конце концов все забыли об этом. Тогда во снах некоторым людям стал приходить добрый человек и говорил, что город бел, что людям надо просить Небеса, чтобы они послали на черный город хотя бы капли орошающего дождя, чтобы все удостоверились, что город бел. И когда такие сны возвещались людям, а они делились этим с другими людьми, то злой человек угрожал людям и преследовал тех, кто говорил, что город бел».

Я очнулся и понял - смысл откровения в следующем – город белый и даже капли орошающего дождя способны удостоверить людей в этом. Если же на черный город польются потоки орошающего дождя, то все увидят, что город бел. И я понял, что любая молитва веры, что «ранами Его мы исцелились…», непременно является исцелением, пусть частичным, не полным, пусть это не будет исцелением, но облегчением или незначительной надеждой на исцеление или в конце концов – надеждой на прекращение страданий в результате смерти, но важно получить свидетельство, что город бел. Сущность вещей другая, а не та, к которой мы привыкли. То есть, даже незначительное явление благодати Святого Духа способно принести человеку облегчение от всех болезней. Если же человек способен встать под потоки орошающего дождя, то чудесное исцеление обеспечено, какими бы болезнями ни страдал человек, потому что город бел.

И меня в полноте и навсегда удовлетворило такое откровение, все болезни для меня перестали существовать. И долгими годами я проповедовал в церкви такое отношение к болезням, но видел, что без откровения свыше это слово мало кому приносило избавление от болезней, все знают, как написано в Библии об этой теме, а потому мои слова для них не были новыми. И я только лишний раз удостоверился – как важно верующему человеку говорить с Богом лицом к лицу, как важно усиленно просить Бога и получать от Него сокровенное знание, как важны для человека откровения от Бога. Человек определен Богом для двустороннего общения с Ним. Все святые Божии человека знали Бога и говорили с Богом лицом к лицу. Христос сказал Отцу Небесному у могилы Лазаря: «…Услышь Меня, да Я и знал, что Ты услышишь Меня…» Так определено и каждому из нас.

С первых лет моего уверования в Бога я был активным верующим, все собрания в церкви были моими и сверх этого. Во всех собраниях я говорил слово Божие, я более других исследовал Библию и всевозможную богословскую литературу. Я поднимал самые разнообразные темы из слова Божьего и опубликовывал их в церкви. Библия не отходила от меня ни днем, ни ночью. Днем и дома, и на работе она была при мне, и чаще всего открытой, в которую я постоянно заглядывал. Вечерами после работы мы с женой, уложив детей спать, часами рассуждали о слове Божием. Перед сном я ставил рядом с кроватью стул с чистым листом бумаги и клал на лист тонко отточенный карандаш – не ручку, но карандаш, потому что ночью, получив откровение, я, не включая свет и не открывая глаз, брал карандаш и писал каракули, карандаш писал с гарантией, а ручка могла подсохнуть и не писать, а я без света об этом не узнал бы, а утром огорчился бы, забыв ночной диалог с Богом. И поутру я разбирал карандашные каракули и вспоминал о ночном диалоге с Богом и редактировал, придавая литературную форму видениям или облаку света, как сгустку Божественной информации. И очень интересно, но все свои откровения и все расшифровки слова Божьего у меня прошли на пограничной линии сна и бодрствования. Засыпая каждую ночь и просыпаясь по утрам и не открывая глаз, я говорил: «Господи, поговорим?» Или: «Господи, скажи о… том-то или о… том-то…» И часто чуть ли не под диктовку я записывал очень важные истины. И так я разговаривал и до сего дня разговариваю с Богом. И на такой диалог с Богом ушли годы.

Но и при этом я годами обнаруживал некий феномен, а именно – я видел и чувствовал, что между мною и словом Божиим существует некая преграда, т.е. я не всегда понимал прочитанное из слова Божьего, я часто не мог найти в Библии необходимую пищу, часто Библия была закрыта для меня, пуста, неинтересна, трудна для восприятия. И на это уходили годы. И приходилось нести усиленные молитвы и даже посты, чтобы прорубиться к слову Божьему. Также были нужны частые собрания в церкви с народом Божиим, где доступ к слову был более легким. И многие другие эксперименты и упражнения приходилось осуществлять, чтобы общение со словом Божиим было бы доступным. И вот, в один прекрасный день я сказал себе и народу в церкви: «Я прорубился к слову». Это произошло на 12 год моего уверования. И после этого ровно один год я не открывал Библию вообще, но каждый день, смотря на небеса, работал со словом Божиим. Как и Павел говорил, что Евангелие, которое он благовествовал, не есть человеческое, он его принял не от человека, но через откровение Иисуса Христа. Нечто аналогичное произошло и со мной, т.е. я ничего не потерял за этот год и не почувствовал духовного дискомфорта. Я еще активнее писал статьи, не открывая Библию, я больше проповедовал, не открывая Библию, я больше и увереннее учил народ, не заглядывая в Библию. И так до сего дня. На сей день если я чего-то не понимаю из слова Божьего, я говорю в молитвах: «Господи, открой…» И Бог всегда отвечает: «Вот Я». Если я говорю себе: «Пойду-ка я схожу на Небеса и поговорю с Богом». И Бог всегда отвечает: «Вот Я». И Библия стала для меня подтверждением идей, которые я получал от взгляда на Небеса, Библия стала для меня переводчиком идей, которые я получал на пограничной линии сна и бодрствования, Библия стала для меня эталоном превосходного выражения идей, которые я получал непосредственно от Бога, но переводил на язык человеческих слов не так блестяще, как это написано в Библии. И после этих открывшихся дверей к слову Божьему, Библия всегда открыта для меня, всегда желанная, всегда приносит духовную пищу, всегда дружественная, любое место Библии, когда я открываю его для себя, всегда сияет восторженным смыслом и благодатным Духом. И я с удовлетворением вспоминаю важнейшее определение Ветхого Завета, которое в Новом Завете важнее в крат: «Слышать Глас, исполнять заповеди», но слышание Гласа прежде. А потому – всем христианам говорю: «Прорубиться к слову Божьему - важнейший этап в Боге».

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». И мы говорим, что словом Божиим является Иисус Христос. Всем христианам по вере во Христа при рождении от воды и духа, т.е. при рождении от Духа Святого и Христа, Который есть Слово Божие, предложено исповедовать себя сыном Божиим, предложено исповедовать, что Христос в нас – «упование славы». И так есть от первого дня нашего обращения к Богу. Когда первый раз в своей жизни вечером на своей кухне, умирая от грехов, пороков, похотей и страхов, я в молитве сказал Богу: «Господи, я не знаю – есть Ты или нет Тебя, и у меня нет веры, но я уже не могу жить, дай мне какой-нибудь знак, чтобы я обратился к Тебе», - то я получил такой знак на всю оставшуюся жизнь – в моей груди загорелась горошина не земного огня. И я достоверно убедился, что этот огонь не земного происхождения. И я могу сказать, что в тот момент исполнилось обетование Христа, когда Он говорил Своим ученикам: «Не оставлю вас сиротами; приду к вам. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас». То есть, уже в тот момент Христос вошел в меня и остался во мне навсегда. Но требовалось возрасти во спасении и на сознательном уровне уничтожить все преграды общения со Христом, что со мной и произошло, когда я сказал: «Я прорубился к слову». Всем христианам желаю такого же откровения.

Есть еще очень важное откровение в слове Божием, которое невозможно получить на первых порах приближения к Богу. Бог говорит: «Защищу его, потому что он познал имя Мое». Христос сказал: «Я открыл имя Твое человекам». То есть, познание имени Бога есть важнейшее приобретение для человека в Боге, и содержащее человека в обетованиях Божиих, и сохраняющее его для Жизни Вечной, и ведущее человека ко всякой победоносности, и к прославлению Бога, и, вообще – к триумфальному осуществлению высочайшей воли Божией на земле и в человечестве. Но каково имя Бога, как лучшим образом сформулировать его? И каковым образом это принесет каждому из нас все благословения Божии?

Первым знакомством с именем Бога является первая заповедь закона Моисеева, к которой исторические евреи относились как к главному таинству: «Я - есмь твое Я, да не будет у тебя другого Я – есмь». И вытекает такой смысл из сокровенной этимологии имени Бога – Яхве. Но неожиданно для христианского сознания воспринимать сущность имени Бога в первой заповеди Моисея в такой транскрипции, но христианам надо знать, что еще до первого пришествия Христа существовало очень много разных толкований еврейских раввинов первой заповеди и имени Бога – так они объемны. И до сего дня ученые богословы всех религий толкуют сущность имени Бога. И все толкования выражали и выражают одну или несколько граней имени Бога в этой заповеди, и все они имеют место быть, за исключением самых грубых невежественных спекуляций. Но в целом, на сей день христианство не знает такого толкования первой заповеди имени Бога, потому что данное толкование первой заповеди Ветхого Завета и имени Бога на вселенском христианском соборе в 4 веке была изменена на заповедь: «Я Господь, Бог твой… да не будет у тебя других богов пред лицем Моим». И хотя такой смысл первой заповеди и исповедание Единого Бога в христианском толковании не нарушился, но все-таки умалился, оказался выраженным не в полноте.

«Я – есмь твое Я, да не будет у тебя другого Я – есмь», - данное толкование ставит Бога и человека в неразрывное Единство и обязывает сущности двух личностей к предельно активному взаимодействию и слиянию. В этом смысле слова Божьего открывается свидетельство Бога-Отца богу-сыну о Своем благоволении и о доступности всего для сына, что принадлежит Отцу. В этой фразе открываются все тонкости отношений Бога Отца и Христа, чем изобилует Новый Завет. В этой фразе открывается вся тайна Нового Завета о даре праведности, о первородстве, о великих обетованиях Бога для людей, о доступности сотворчества человека с Богом. Другие толкования первой заповеди и имени Бога не отражают такой закономерности.

Но раскрытие этого имени Бога следует рассматривать, как знак особого откровения. В этом имени угадывается очень много смыслов, как «бытие», «присутствие», «Создатель, Творец». Предложены были и иные толкования, связывающие имя «Я есмь…» со значением дуновения, дыхания творящего Бога. Но на высоте толкование смысла данного имени – «Бог говорящий…» И это впрямую имеет отношение ко Христу. И все данные смыслы имени Бога – Яхве - перенесены Христом в Новый Завет, можно утверждать, что Христос тем и раздражал иудеев, что знал сущность имени Бога и называл Себя этим именем, как написано: «Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь. Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него». «Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом». Но что есть богохульство в еврейском понимании? Это назвать себя Богом. А слова Христа – «Я есмь» - это имя, которое является переводом имени «Яхве».

И в этом имени Бога содержится главная сущность Нового Завета, выраженная пророками и апостолами. «Вот Завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом…» И суть этих слов уточнена Павлом: «Тайна, сокрытая от веков и родов, ныне же открытая святым Его, Которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы». Итак, имя Божие – «Бог в человеке…» Именно на этот смысл имени Бога я обращаю внимание народа Божьего.

Бог говорил ветхозаветному еврею: «Я – есмь Тот, Который - Есмь. Я – есмь твое Я. Да не будет у тебя другого Я - есмь». И верующий, и ищущий Бога еврей переводил слово Божие на язык человеческих слов: «Вот Ты взошёл. Ты меняешь всё. Ты Творец, ибо Я Творец. Ты семя Моё, Моя миниатюра. Как от яблони рождается яблоня, так от Бога может родиться только Бог». И это побуждало еврея к откровению в Боге, к предельной активности в действованиях с Богом. Но евреи очень быстро забывали это слово Божие и теряли его смысл, а Давид пророческим духом напоминал евреям: «Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд». И мы переводим: «Бог стал среди Своего народа, среди Своего народа произнес суд». То есть, Бог богами называл Свой избранный народ и работал с евреями, как со Своими сынами. Но массовость евреев не понимала этого. И Давид напоминал евреям: «Не знают, не разумеют, во тьме ходят… Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы…» Но евреи вновь забывали это слово Божие, а ученые раввины смаковали смысл этого слова только в гностических толкованиях устной Торы, еврейский же народ окончательно забыл это слово Божие при первом пришествии Христа, и Христос напоминал евреям: «Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги? Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, — Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий?»

Итак, при прочтении слова: «Я – есмь твое Я…», т.е. что «Я - это Ты, а Ты - это Я», каждый христианин должен наконец определить для Себя, что же такое он представляет из себя при рождении свыше в физическом теле и в той среде обитания, которая есть Церковь Божия, в которой он пребывает. То есть, народ Божий должен наконец познать слово Божие: «Вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы…» И такую гарантию близости Бога Своему Творению Бог выразил еще Моисею при первых контактах с ним. Бог превознесся над человеком, чтобы в личном контакте открыться ему. Он желает стать доступным всякому, кто осуществляет попытки познания Его через личные отношения, через любовь к Нему. И если это было затруднительно для ветхозаветных евреев, то через Христа Бог приблизился ко всему человечеству и к каждому из нас, через Христа Бог стремится к отождествлению Себя с человечеством и к отождествлению с каждым из нам, к соединению, к Единству со Своим творением. Новый Завет всех верующих во Христа называет детьми Божьими. И казалось бы, христиане знают это и исповедуют себя детьми Божьими. Но для миллионов христиан в этом только внешнее исповедание слова буквы, но не суть исповедания имени Бога – Яхве. В Откровении есть слова: «Побеждающего сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое». То есть, существует условие, при котором открывается имя Бога христианам – победоносность, которой не достигают миллионы христиан. Но избранному народу другие слова Христа: «Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое». То есть, условие – доступность для человека двустороннего взаимодействия со словом Божиим. Христос сказал так и так есть с избранным народом Божиим, принятие такого исповедания и есть победоносность, избранный народ Божий знает сущность имени Бога от начала обращения к Богу. В этом отличие избранного чада Божьего от иудея, язычника и плотских христиан, кто еще не достиг избранности, кто еще не достиг победоносности в Боге, кто не открылся к слову Божьему. Для таковых уменьшаются шансы о будущем познании имени Бога и Самого Бога. Но избранному народу Божьему через Христа уже дана возможность искать и находить и имя Бога, и Самого Бога, как написано: «Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира…» Христос сказал: «Я и Отец – одно». И еще: «Видевший Меня, видел Отца». И еще: «Я в них». И это дает каждому верующему человеку возможность искать и находить Самого Бога, а не информацию о Боге. В этой связи гораздо блаженнее и важнее искать «Его лица», а не того, как это лицо именуется. Такой поиск Бога всегда вознаграждается тем, что Бог открывает Себя внутри человека. «Я – есмь твое Я…» Как Царствие Божие есть внутри нас, так есть внутри нас и Бог. В этом слове самая действенная молитва из всех каких-либо существующих, как сказано: «А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!»

И мы говорим: «На правильно поставленную и переведенную на духовный язык слов первую заповедь и верно расшифрованный смысл имени Бога – «Я – есмь твое Я…», возрожденный дух человека Божьего реагирует быстрее и четче, быстрее исповедует себя сыном Божиим, быстрее активно взаимодействует с открывшимся Богом в человеке, чем при использовании слова «Бог» в транскрипции, известной христианам: «Я Господь, Бог твой…» При такой транскрипции Бог удален от человека беспредельно далеко, а в человеке доминирует грех и презумпция виновности, человек под судом, Бог не «за» человека, но «против» - так кажется человеку и, практически, нет основания поверить, что «мы – боги…» Всем таким христианам кажется, что мы не совершенны, мы порочны, мы немощны, мы не способны, мы не победоносны, нам не до творчества, мы не видим Отца Творящего, мы не можем научиться от Него. Все христиане, кто рассуждает так, не познали имени Бога. А если не познано имя Бога, то человек далек от славы Божией, далек от любви Божией, далек от Единства с Богом, далек от Единства и с себе подобными людьми. И это потому, что в первосвященнической молитве Христа понятия Единства, Славы и Любви есть следствие познания имени Бога.

И к тому же - единство веры и познания есть результат двустороннего взаимодействия человеческого духа со Словом Божиим (Христом) и Духом Его, от Него исходящим. Единство веры и познания, как высший этап совершенства людей в Боге возможно только через принятие обетования: «Изолью от Духа Моего на всякую плоть…» Только при излиянии Духа Святого на каждого верующего во Христа есть возможность говорить на одном языке и понимать речи другого, только при излиянии Духа есть возможность выйти из Вавилона и отменить вавилонское смешение языков. Только при излиянии Святого Духа возникает в каждом сознании ясное ощущение свершения полного Божественного плана общего спасения и полное духовное удовлетворение от дара благодати Божией в Его явлении. В этом и есть Его Второе и окончательное Пришествие. В этом – блаженный финал Богопознания. Такова эволюция Богопознания, предложенная всякому человеку, уверовавшего во Христа. Такова и моя эволюция Богопознания.

Аминь!

 

Все части автобиографии

Владимир Мазур: Автобиография. Часть 1. Детство и отрочество

Прослушать аудио-запись:

Комментарии   

0 #1 Сергей 23.01.2013 12:59
«Я – есмь твое Я, да не будет у тебя другого Я – есмь», - вот за это спасибо, очень ПОДНИМАЮЩЕЕ откровение! И вообще, очень содержательная и полезная автобиография, спасибо, Владимир!
Сообщить модератору
0 #2 Имя БогаЛюдмила Калинина 09.05.2016 19:46
Имя Бога живого - Любовь. И воля Его: любить всех, прощать всем и даже стать не сппособными подумать о ком-то плохо
Сообщить модератору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Материалы по теме

invincible

Оглавление

Вернуться к Введению

Дополнительно


Оригинальный авторский сценарий "Непобедимый" был написан после пророческого сновидения и, как первоначальная версия сценария, был переведен на английский язык, зарегистрирован как авторский сценарий в Вашингтоне и выслан 25 ведущим кинорежиссерам мира, включая Френсис Форд Коппола, Джон Ву, Квентин Тарантино Кончаловский как предложение для создания фильма.